Развитие русской утопии середины XIX в.

Развитие русской утопии середины XIX в.Основная идея Иванова заключалась в создании города как очага культуры, хранилища и сокровищницы культурных ценностей и связывалась им с утопическим будущим России, когда освобождение крестьянства установит в России новый уклад жизни, потребующий новых форм искусства и новых форм городской жизни. Важную роль в этом новом обществе должны будут играть художники как самые передовые люди, наделенные знаниями, талантами   и   высокой   духовностью.

Казалось бы, новая жизнь, к которой призывал Иванов, должна была вызвать и новые формы зданий, однако архитектурная футурология была чужда Иванову, считавшему образцом архитектурного и градостроительного искусства Древнюю Грецию. Об этом свидетельствует ряд набросков — архитектурных фантазий зодчего.

[ad#centre]

Завершением развития русской утопии середины XIX в. справедливо считается картина общества будущего, которую дал Н. Г. Чернышевский в романе «Что делать?» (1863). В отличие от многих своих современников, Н. Г. Чернышевский предвидел прежде всего глубокие социальные изменения в обществе будущего, которое рисовалось ему обществом свободных и сознательных тружеников, обитающих среди прекрасной, преобразованной человеком природы.

Чернышевский предполагал, что в будущем большие города сохранят свое значение центров торговли и культуры, но значительно больше его интересовал характер расселения основного населения страны — крестьян и жителей малых городов.

Чернышевский предполагал, что основной градостроительной единицей в обществе будущего станет своеобразное здание-город с населением около 3000 чел. — сгусток урбанизированной среды, насыщенный всем необходимым для жилья, отдыха, образования, достоинством которого будет максимальная приближенность к сельскохозяйственной округе. Вокруг здания-города предполагалась зеленая зона отдыха шириной около полумили, предназначавшаяся для прогулок на свежем воздухе. В жаркое время это кольцо полностью перекрывалось специальными тентами, прообразами современных вантовых конструкций из легких и прочных материалов, крепившихся на специальных высоких башнях-колоннах.

Возможность перекрывать большие пространства должна была изменить и сам характер сельскохозяйственного труда, который под защитой таких же тентов на полях напоминал скорее труд рабочего в цехе, чем труд земледельца.

Жизненным центром здания-города был огромный купольный зал с искусственным солнцем под потолком, способный вместить все население «фаланстера». По мнению Чернышевского, «фаланстеры», удаленные друг от друга на расстояние 3 — 4 мили, окруженные полями, лесами и нивами, будут составлять главную особенность пейзажа будущего.

Таким образом, утопия Н. Г. Чернышевского содержала наиболее радикальные предложения по преобразованию городской и сельской среды, связанные с социальным переустройством общества.

Говоря в целом об утопических проектах середины XIX в., Ф. Энгельс писал: «Незрелому состоянию капиталистического производства, незрелым классовым отношениям соответствовали и незрелые теории. Решение общественных задач, еще скрытое в неразвитых экономических отношениях, приходилось выдумывать из головы. Общественный строй являл одни лишь недостатки: их устранение было задачей мыслящего разума. Требовалось изобрести новую, более совершенную систему общественного устройства и навязать его существующему обществу извне, посредством пропаганды, а по возможности   и   примерами   показательных опытов. Эти новые социальные системы заранее были обречены на то, чтобы оставаться утопиями, и чем больше разрабатывались они в подробностях, тем дальше они должны были уноситься в область чистой фантазии»1. И действительно, развитие русского градостроительства во второй половине XIX в., которое пошло по капиталистическому пути, кардинально отличалось от радужных утопий.

В целом трудно переоценить значение периода XVIII — первой половины XIX ст. в развитии русского градостроительного искусства. По существу за это время изменилась вся система городских поселений в стране. Было перепланировано или основано заново более 500 городов. Радикально изменился метод работы архитекторов. Они обратились к регулярности в планировке, нашли новые приемы объемного построения города, изменили функциональный характер, а также стиль архитектурных решений. В совокупности эти перемены привели к изменению русских городов. На смену стихийно живописным средневековым поселениям пришли созданные по единому плану архитекторами-профессионалами регулярные города с типизированной жилой застройкой и развитой системой общественных пространств. XVIII в. и первая половина XIX в. отмечены созданием многих замечательных ансамблей, прежде всего в Москве и Петербурге, а также в Твери, Калуге, Ярославле, Туле, Богородицке, Осташкове и пр. В эту же эпоху зародилась и теория градостроительства. К середине XIX в. она стала превращаться в самостоятельную науку о городе, в которой соединялись вместе как действительно научные, так и утопические черты. Открылись перспективы нового понимания городского организма.