Планировочная практика первой половины XIX в.

Планировочная практика первой половины XIX в.Существенное внимание уделялось созданию системы площадей, каждая из которых имела правильные геометрические формы и была, замкнута в городском организме, в отличие от многих решений XVIII в., когда площади часто открывались одной стороной в пейзаж. Расположение свободных от застройки пространств в городе подчинялось строгой регламентации по функциям.

Создавались площади перед административными зданиями (иногда здесь выделялось место для постоянной торговли и ставились гостиные дворы), рыночные площади для периодической торговли, соборные. Обычно они составляли в центре взаимосвязанные ансамбли. В окраинных частях городов площади устраивались вокруг приходских церквей, иногда делались дополнительные торговые площади. На границу поселения или в предместья выносилась ярмарка. Общая форма города мало интересовала проектировщиков 1820-х годов.

[ad#centre]

Подобное отношение к планировке города особенно отчетливо проявляется в целом ряде проектов, созданных  в те годы: Василькова, Радомысля, Сквири, Черкасс (Киевская губерния, 1826), Томска (1830), Вышнего Волочка (1831) и многих других. Несомненно, планировочные решения стали реальнее, конкретнее, хотя в значительной степени сохранилось стремление к регулярности. Правда, от этого принципа стали отступать в случае необходимости, зато там, где особенности территории позволяли, его применяли с предельной строгостью и утомительной последовательностью. Таким образом, планировочная практика первой половины XIX в. стала необходимой ступенью на пути от идеализированного регулярного города XVIII ст. к поселению, структура которого возникала в связи с архитектурно-пространственным выражением городских функций.

В то же время нельзя не отметить как важнейшую особенность русского градостроительства формирование центральных ансамблей провинциальных городов. Там создавались ансамбли площадей, мемориальные сооружения, бульвары. В Полтаве площадь круглой формы  (75 м в диаметре), связанная с основными транспортными магистралями города, была окружена по периметру зданиями присутственных мест и жилыми домами. Они все были выполнены в близком масштабе и решены в одном и том же архитектурном ключе: классицистические формы, трехчастные композиционные построения, ордер на высоту всего здания. Все это подчеркивало ясную форму площади. Законченность ансамблю придал установленный в центре площади памятник Полтавской победы — триумфальная колонна, созданная Тома де Томоном. Структура центра Костромы была определена планом XVIII в., но застройка в основном велась в начале XIX в. местными архитекторами Метлиным и Фурсовым отчасти по проектам Захарова и Стасова. На торговой площади с двух сторон симметрично были возведены обширные прямоугольные гостиные дворы  с  аркадами.  Были  застроены и главная, и полукруглая площади, куда сходились лучевые улицы. В промежутках между ними были возведены различные «казенные» здания: дом вице-губернатора, низкая с тяжелым мощным портиком гауптвахта, каланча на кубическом основании, украшенном богатым коринфским ордером, с многогранной башней и др. Справа (если стать спиной к Волге) перед гостиным двором образовалось пространство традиционной формы, к которому были обращены здание присутственных мест, и вытянутый фасад лавок, за которыми открывалась панорама соборного комплекса.

В Керчи, греческой Пантикапее, городе, история которого восходит к античности, архитектура классицизма приобретала особое звучание. Здесь в первой половине XIX в. был задуман и за 50 лет осуществлен замечательный ансамбль, центром которого стала гора Митридат с лестницей во всю ее высоту и мавзолеем на вершине. Город как бы обтекает ее с двух сторон, одной своей гранью обращаясь к заливу. Проект предполагал устройство восьмиугольной площади у подножия горы и целой системы «публичных пространств», нанизанных на ось, ведущую от нее через все поселение ко дворцу.

Эти центральные ансамбли провинциальных городов, задуманные и осуществленные в первой половине XIX в., привлекательны тем, что здания выдержаны в стилистически единых формах классицизма, что при сравнительно крупных размерах данные комплексы сохраняют сомасштабность человеку, создавая в то же время торжественный образ города. Парадность и уют, монументальность и соразмеренность отличают эти памятники русского градостроительного искусства. Благодаря цельности и единству архитектурных решений и сложился облик провинциального русского города первой половины XIX ст. с его небольшими, но монументальными зданиями с белыми колоннами, карнизами, сандриками над окнами на фоне чаще всего желтых стен, где дома были окружены обширными садами, а широкие немощеные улицы порастали травой.