Новый Эдинбург

Новый ЭдинбургНовый Эдинбург развивался несколькими районами, регулярно спланированными. Создатели этих постепенно осуществлявшихся в конце XVIII — начале XIX в. градостроительных комплексов учитывали достижения Вудов в Бате. Каждый новый район обладал либо круглой площадью, либо площадью-полумесяцем, иногда два серповидных образования формировали городское пространство. Один из районов включал в себя все эти элементы сразу. Застройка города была классицистической. Особо выделялась площадь Шарлотт-сквер, созданная по проекту Р. Адама.

Он же построил в«1789-1792 гг. новое здание знаменитого Эдинбургского университета, комплекс главного архива. В столице Шотландии строил и В. Чемберс, создавший Дандис-хаус. Перепланировка города  и  возведение   в  нем   новых зданий прервались на период 1793- 1815 гг., когда Англия вела войны с революционной Францией, а затем наполеоновской империей. Они возобновились в первой четверти XIX ст. прежде всего благодаря деятельности В. Плейфейра, убежденного поклонника архитектуры Древней Греции. Большинство строившихся тогда зданий были в неогреческом стиле. Именно в это время Эдинбург уподобляли «Северным Афинам».

[ad#centre]

Вплоть до конца XVIII в. опыт регулярной планировки Бата и Эдинбурга не воспринимался лондонскими архитекторами. За исключением нескольких разобщенных ансамблей, планировка английской столицы была средневековой. Лондон менял свой облик крайне медленно и постепенно. Восстановленные К. Реном в новых архитектурных формах сгоревшие во время Великого пожара островерхие церкви Лондонского Сити уже внесли классический элемент в средневековый силуэт города. Эту тенденцию развивал дальше и архит. Дж. Джиббс, построивший замечательный памятник архитектуры — церковь св. Мартина в Полях (1721-1726), сочетавший в своей композиции портик Пантеона с многоярусной, увенчанной пирамидой башней. Столь же постепенно и медленно строился загородный ансамбль в Гринвиче, начатый еще в XVII в. и завершившийся в XVIII ст. стараниями К. Рена, Хоуксмора и др.

Попытки архитекторов неопалладианского направления и прежде всего В. Кента создать ансамбли в западной аристократической части Лондоне были локальными. Усадьба лорда Барлингтона на улице Пикадилли, застройка Берклей-сквера, связанного одноименной улицей с Пикадилли, сооружение Конно-гвардейских казарм на улице Уайтхолл были лишь отдельными вкраплениями в Вест-Энде.

Настоящая трансформация города началась лишь в конце XVIII в. в связи с наступившей эпохой его промышленного развития.

Промышленный переворот, начавшийся в Англии в 60-е годы XVIII в., поставил новые задачи перед английским градостроительством. Изобретение машин, возникновение вместо мануфактур заводов и фабрик внесли крупные изменения в социальную структуру общества вообще и городского в частности. Процент городского населения возрос до 35 %. Эти процессы наращивали темпы и в первой половине XIX в. В этот период продолжала расти численность промышленных и торговых городов.

Так, например, с 1801 по 1851 г. население Бирмингема, Лидса и Шеффилда возросло в 3 раза, Манчестера — в 4 раза, а Ливерпула — в 5 раз. Население Лондона за тот же период возросло в 2 раза и достигло 2 363 тыс. жителей.

Развитие территории Лондона, как и других промышленных центров, происходило главным образом за счет освоения пригородных земель, более дешевых, чем городские, где и строились фабрики, заводы и жилища рабочих. Резкое повышение стоимости земельных участков породило в конце XVIII в. бешеную земельную спекуляцию и стремление максимально насытить городские кварталы зданиями, сдаваемыми внаем. Этим бизнесом не гнушались и крупные аристократические фамилии, которые пускали в капиталистический оборот свои родовые владения.

Так, например, земли, находившиеся на севере Лондона, между улицей Оксфорд-стрит и королевскими угодьями (будущим Риджентс-парком), принадлежали графу Портленду и семействам Кавендиш и Арлей. Землевладельцы разбили свои территории на прямоугольные кварталы и решили застроить их домами, предназначенными для сдачи внаем. Главной улицей этого «частновладельческого» городского квартала была широкая прогулочная улица — площадь Порт-ленд-плейс, ставшая через несколько десятилетий частью улицы Риджентстрит. Застройка Портленд-плейс была поручена архитекторам братьям Адам. В 1770 г. они приступили к постройке здесь протяженных зданий, фасады которых были выдержаны в строгих классических формах.

Почти одновременно с постройкой Портленд-плейс было перестроено и построено вновь несколько скверов. Среди них Кавендиш-сквер, возникший в 1720 г., но перестроенный в конце XVIII в.; расположенный южнее Кавендиш-сквера Ганновер-сквер, основанный в 1717 г., но окруженный новыми зданиями; Портмэн-сквер, возникший в 1773-1777 гг., против здания Хоум-хауз, построенного архит. Р. Адамом; Берклей-сквер, на восточной стороне которого В. Кент построил красивый особняк палладианского образца. Скверы строились на землях, находившихся в частном владении, и были чем-то промежуточным между внутриквартальными пространствами и городскими площадями. На протяжении XVIII в. в Лондоне возникли десятки таких скверов.

К постройкам коммерческого порядка относился и квартал Адельфи, построенный в 1768-1772 гг. Братья

Адам решили скупить целый квартал домов и создать крупный жилой комплекс, решенный одним архитектурным приемом. Внизу в монументальной галерее должны были располагаться лавки и конторы, в четырех верхних этажах — квартиры, которые Адамы думали продать или сдавать жильцам. Этот замысел не принес финансового успеха, но идея создания крупного единообразного жилого массива оказалась перспективной.