Элементы классической архитектуры

Элементы классической архитектуры Элементы классической архитектуры применяли также и при строительстве доходных домов, ставших главной архитектурной темой в 20-30-е годы XIX в. в Париже. Несмотря на чуждую античности конструктивную тектонику зданий, фасады их насыщались кариатидами, нишами со скульптурой и другими деталями, заимствованными из античности. Классические реминисценции вскоре уступили место эклектике.

Это особенно сказалось в архитектуре зданий с большими внутренними пространствами — вокзалов, пассажей, библиотек и т. д. Развитие металлических конструкций позволяло перекрывать большие пролеты, однако архитекторы декорировали эти технические достижения романским и готическим декором, т. е. использовали те исторические стили, которые также были связаны с организацией обширных внутренних пространств. Достаточно упомянуть первые вокзалы Парижа и прежде всего Северный вокзал, построенный архит. Хитторфом.

[ad#centre]

Наиболее творчески подходил к решению этой проблемы архит. А. Лабруст, создавший библиотечные здания, интерьеры которых были максимально освобождены от тяжеловесных опор, замененных тонкими металлическими колоннами, что позволило ему создать иллюзию огромных сквозных пространств. Лабруст придавал своим зданиям такой внешний облик, который отражал внутреннюю структуру здания, хотя стилистически и отвечал окружающей застройке. Особенно удачно эта проблема была решена Лабрустом в здании библиотеки св. Женевьевы, огромный читальный зал которой выходил большими арочными световыми проемами на площадь Пантеона.

Строгий и лаконичный фасад библиотеки как нельзя лучше сочетался с классическими формами Пантеона. Таким же виртуозным стилистом проявил себя Лабруст в решении фасада Национальной библиотеки, интерьер читального зала которой по праву считается лучшим произведением этого архитектора. Являясь как бы продолжением вытянутого с юга на север ансамбля Пале-Рояль, здание Национальной библиотеки сочетало в своем фасаде классическую строгость с элементами французской архитектуры XVII в. Лабруст был последним крупным архитектором-классиком, сочетавшим конструктивное новаторство с тонким пониманием городского ансамбля и исторической среды. Последующее поколение французских зодчих утратило это ценное качество.

В то время как французские города беспорядочно росли, а городские власти занимались решением локальных градостроительных проблем, передовые люди Франции искали иной выход из создавшегося положения.

Тема грядущего промышленного развития городов не ограничивалась рамками архитектурного проектирования и художественного прозрения. Как известно, она осмысливалась и на более высоком социально-философском уровне предшественниками научного социализма Сен-Симоном и Фурье.

Хотя  социалист-утопист  А.  Сен-Симон (1760-1825) непосредственно не касался градостроительных проблем, все же его программа общественного преобразования, выдвигавшая на первый план проблему построения новой «промышленной системы», во главе которой должны были стать «промышленники», «ученые» и «художники», предполагала дальнейшее «упорядоченное» развитие промышленных городов. Будущее общество представлялось Сен-Симону в виде громадной сложной мастерской, в который каждый мог найти применение своим способностям и талантам. Он считал, что многообразные виды искусств и архитектура, соединившись в условиях городской среды, смогут послужить мощным воспитательным средством, способным формировать личности членов будущего общества, основанного на экономическом прогрессе и социальной справедливости.

Вклад утопического социалиста Ш. Фурье (1772 — 1837) в развитие градостроительных идей был непосредственнее и конкретнее. Как известно, Ш. Фурье связывал свои утопические социалистические преобразования с устройством особых ассоциаций, в которых крупное коллективизированное сельское хозяйство было объединено с промышленным производством и первичными ячейками которых были поселения особого типа, так называемые фаланги. Фурье определял размеры фаланг от 1600 до 2000 жителей и предполагал, что каждая из них должна была располагать территорией, равной квадратной миле. В центре этого земельного участка должен был находиться фаланстер — огромный дворец, в котором размещались жилые, производственные и административные помещения. Построенный наподобие дворцового комплекса, фаланстер Фурье имел симметричную композицию и открытый характер застройки, чем он значительно отличался от замкнутого идеального поселения Р. Оуэна. В начале 20-х годов XIX в. Фурье в своей работе «Теория всемирного единства» выступил еще с одним проектом города, предназначенного для переходного периода к коммунистическому обществу (Фурье называл его периодом «гарантизма»). Город эпохи «гарантизма» должен был представлять собой три концентрически расположенные зоны: в центре — коммерческо-административный район, далее — индустриальный город и за ним — сельскохозяйственный пояс. Предполагалось, что плотность застройки должна повышаться к центру, а зоны отдаляться одна от другой широкими зелеными полосами.

Таким образом, Фурье был сторонником регулярного, регламентированного градостроительства в двух вариантах: симметрично спланированного фаланстера, окруженного сельской зоной, и концентрического поселения городского типа.

Несмотря на мелкобуржуазные черты теории Фурье и утопичность его проектов, они оказывали значительное влияние на развитие социалистической мысли XIX в.