Жилищный кризис в городах

Жилищный кризис в городах Из европейских городов весьма наглядные цифры параллельного роста собственно города и его предместий дает берлинская статистика. В 1900 г. население старого Берлина исчислялось в 1892 тыс. чел.; к 1910 г. оно увеличилось на 84 тыс., а вслед за этим стало постепенно снижаться. И в то же время численность населения 14 берлинских предместий возросла на 102 %.

Еще более ощутимым было замедление роста населения в Лондоне (при одновременном бурном развитии его окраин). В Лондоне, например, за первое десятилетие XX в. население выросло на 15 тыс. чел., в то время как окрестности приобрели 685 тыс. жителей. Принимая во внимание новую тенденцию в развитии больших городов, встал вопрос о расширении муниципальных границ, затем и о введении понятий «Большой Лондон», «Большой Берлин».

[ad#centre]

Несмотря на эту тенденцию, жилищный кризис в городах продолжал нарастать. Особенно это касалось рабочих предместий. Попытки строительства дешевых рабочих жилищ и поселков были сделаны отдельными частными предпринимателями. Внешне эти попытки носили характер эффектной благотворительности фабрикантов, хотя в действительности строительство дешевых жилищ способствовало еще большему закабалению рабочих, которые попадали в двойную зависимость от капиталистов — в качестве наемной рабочей силы и в качестве квартиронанимателей. В таком положении оказались рабочие первых английских образцовых поселков — Борнвилла и Порт-Санлайта. Поселок Борнвилл был построен около Бирмингема фабрикантом Кедбери в 1879-1895 гг. Накануне первой мировой войны в поселке насчитывалось около 4000 жителей. Поселок Порт-Сенляйт, находящийся по соседству с Ливерпулом, был построен владельцем мыловаренного завода Ливером в 1886 г. специально для рабочих его завода. В 1910-1913 гг. население Порт-Санлайта достигло 3600 чел. Рабочие поселки подобного рода строились не только в Англии, но и во Франции, и в Германии.

В период предвоенной конъюнктуры, когда крупные военно-промышленные фирмы были заинтересованы в привлечении постоянного контингента рабочих, пушечный король Франции Шнейдер построил за счет своей фирмы 1119 новых жилищ (из них в Ле-Крезо — 612). Аналогично этому концерн Ф. Круппа проводил жилищное строительство в городах Рурской области. На той же «благотворительной» основе, как и сады-пригороды, были построены и первые города-сады. Инициатор строительства Лечуорта Э. Говард рассчитывал получить необходимые средства путем нормальной распродажи акций. Однако, несмотря на многолетнюю и увлекательную пропаганду идеи городов-садов, Говарду не удалось создать акционерного капитала без добровольных вложений «меценатов». И только тогда, когда искавшие популярности Кедбери и Ливер внесли солидные взносы, строительство Лечуорта сделалось реальным. Усилия, затраченные на строительство городов-садов, не были пропорциональны полученным результатам. Фактически удалось осуществить лишь несколько небольших населенных пунктов, поскольку их судьба не определялась экономической заинтересованностью застройщиков, а целиком зависела от так называемой доброй воли владельцев капиталов. И само собой разумеется, что такого рода попытки не могли привести к ликвидации жилищного кризиса в целом. Отметим, что городское население Англии за период с 1901 по 1911 г. выросло на 310 тыс. чел., тогда как общее число жителей всех английских городов-садов и поселков такого типа достигло только 30 тыс.

Важным мероприятием, открывшим дорогу послевоенному жилищному строительству и планировке городов, было усиление прав городских управлений с точки зрения экспроприации городских земель в целях улучшения застройки и реконструкции городов. Конечно, изъятие земель не могло быть полным в условиях капиталистической системы, основанной на институте частной собственности, и поэтому речь шла лишь о скромных мероприятиях, предусматривавших достаточную компенсацию частным владельцам за отчужденные участки. И все же законодательство, связанное с пересмотром городских земельных владений, было очень серьезным завоеванием для планировки капиталистических городов. Первым законом, суммировавшим основные положения городской планировки и застройки, был английский закон 1909 г., который увенчал собой всю систему европейских законодательных актов, введенных в действие начиная с 40-х годов XIX в. Согласно этому закону, составление генеральных планов городов сосредоточивалось в городских советах и ставилось под контроль министерства внутренних дел. И в то же время закон предоставлял возможность организациям и частным лицам наблюдать за исполнением проектов планировки.

Особенно важным положением закона было право принудительной покупки земли для реконструкции и расширения городов. Муниципальные власти получали возможность производить планировку на всей городской территории вне зависимости от имущественной принадлежности земли, а если проект предусматривал расширение города, то включать и сельскохозяйственные угодья, находившиеся за муниципальной чертой. Не подлежали отчуждению только территории общего пользования (улицы, площади, сады и места расположения памятников архитектуры и искусства), поскольку они и без того считались собственностью городов. Исключением были также и королевские парки.