Австрийский теоретик искусства и градостроительства К. Зитте

Австрийский теоретик искусства и градостроительства К. Зитте В своей книге Зитте посвящает целые главы обсуждению размеров площадей. Считая, что чрезмерно крупные открытые пространства психологически действуют на городских жителей отрицательно, он рекомендовал создать систему более или менее замкнутых «интерьерных» городских пространств, хорошо спропорционированных с окружающей их застройкой.

Зитте собрал воедино весь опыт застройки площадей в прошлом. Он говорил о греческих агорах и римских форумах; с особой теплотой отзывался о живописных средневековых городских площадях, построенных на «принципах интуитивного разнообразия»; специально останавливался на площадях эпохи Возрождения и барокко. Рассматривая эти эпохи, он развивал дальше теоретическую рекомендацию Палладио о переносе пропорциональных закономерностей интерьеров зданий на городские пространства.

[ad#centre]

Об этом свидетельствует то особое внимание, которое Зитте уделял площадям эпохи барокко. «Барокко, — говорил он, — своеобразно отличается от всех предыдущих периодов тем, что его сооружения не возникали постепенно, а были придуманы уже по современному способу, на чертежной доске, в качестве цельной системы». Он считал что этот период в художественном отношении обладал целым рядом преимуществ по сравнению с готическим и что развитие перспективы и театрального искусства обогатило его градостроительные приемы. «Нередко красота площадей, — писал Зитте, — совершенство в расположении целого и виртуозная группировка отдельных элементов намного превышали художественную ценность самих сооружений и памятников». Он отмечал далее, что «учет перспективных эффектов и удачное сооружение площадей составляют вообще наиболее сильную сторону этого стиля». Особенно восхищался Зитте мастерством расстановки скульптурных произведений в этот период. Критикуя застройку и организацию пространств на новой кольцевой магистрали Вены, Зитте предлагал обогатить ее созданием отдельных пространств, используя творческий метод искусства барокко.

Интересно отметить, что, давая свои рекомендации по реконструкции Ринг-штрассе в соответствии с принципами барочной архитектоники пространств, Зитте указывал на следующие преимущества своего проекта: «1) устранение конфликта стилей; 2) значительное усиление эффективности каждого отдельного монументального сооружения; 3) создание группы характерных площадей; 4) возможность объединить и расположить здесь множество самых больших, средних и малых размеров памятников».

Выше уже указывалось, что общественные здания на Ринг-штрассе были решены в различных архитектурных стилях. Создавая перед каждым из них замкнутое пространство, Зитте считал, что это способствовало бы более целостному зрительному восприятию данного сооружения. Такая картина сменялась бы новой при посещении следующей замкнутой площади. Каждая площадь имела бы свой характер и стиль, и общее впечатление от Венского центра слагалось бы из ряда законченных городских панорам.

Зитте указывал также на то, что расчленение Ринг-штрассе на отдельные пространственные единицы повысило бы значимость главного форума Вены — Нового Хофбурга, построенного по проекту Земпера. Зитте высоко ценил творчество этого архитектора и считал, что средствами пространственной архитектоники следует выделить планировочный комплекс Хофбурга, который при нерасчлененной кольцевой магистрали терял свою монументальность.

Несмотря на справедливость многих теоретических позиций, Зитте своими проектными предложениями как бы пытался повернуть «колесо истории» вспять, что было, конечно, абсолютно нереально в условиях реконструкции Вены конца XIX в., проводившейся в соответствии с новыми требованиями функционального и эстетического порядка.

Теоретический труд Зитте замыкал собой трехвековое развитие пространственной архитектонической градостроительной концепции и свидетельствовал о вырождении этой концепции в условиях становления современного градостроительства.

Главной заслугой Зитте было не создание какой-либо оригинальной теории градостроительного искусства, а констатация, казалось бы, очевидного положения, что город необходимо рассматривать как сферу художественного творчества, и как практический вывод из этого положения звучал его призыв включения в градостроительное проектирование наряду с инженерами художников-архитекторов.