Живописность Москвы

Живописность Москвы 18 векаЖивописность города усиливалась строительством монументальных светских и церковных зданий. Среди последних выделялся ряд важных для города вертикалей. Возводятся, скорее всего по проектам Мичурина, колокольни Троицкой церкви на Арбате, Петра и Павла на Новой Басманной, надвратная церковь-башня Златоустовского монастыря; А. Евлашев строит колокольню Донского монастыря с четырьмя значительными по высоте ярусами; И. Жеребцов — колокольню Новоспасского монастыря.

Эти сооружения, украшенные многоярусными ордерами, с вычурными куполами, главками, аттиками, сложными раскреповками, богатыми фронтонами, с динамическим решением углов, цельным и богатым силуэтом вносили торжественность в облик города, традиционно обладавшего многими вертикалями. Продолжалось сооружение триумфальных ворот. И. Мичурин возвел триумфальную арку на Никольской, в 1742 г. Д. Ухтомский поставил на Тверской и у Земляного вала, в начале улицы, по которой осуществлялся въезд из Петербурга коронационного шествия Елизаветы Петровны, еще одну триумфальную арку.

[ad#centre]

Им были созданы также Яузские ворота у Анненгофа, Красные ворота на Мясницкой с шестью обелисками перед ними. Д. Ухтомский разработал проект Воскресенских ворот Китай-города. Это один из крупнейших градостроительных замыслов того времени. Мастер соединил в своем проекте черты триумфальной арки с проездами по двум осям и многоярусной башни-колокольни. В начале Красной площади, недалеко от места пересечения Тверской и Никольской, он хотел создать доминанту, которая могла бы выделить эту важнейшую точку в городе.

Дни, когда отмечались победы отечественного оружия, парадные въезды императрицы, коронационные торжества, проходили, но триумфальные сооружения в городе оставались на сравнительно долгие сроки. Москва приобретала праздничный, яркий облик, соответствующий мажорному характеру архитектуры, выдержанной в стиле барокко.

Этому времени свойственно возникновение грандиозных замыслов, которые обычно так и не удавалось осуществить. Среди них проект ансамбля Госпитального и Инвалидного домов Д. Ухтомского, предназначавшихся для больных и престарелых — «военного чина… и прочих чинов служителей… и в крайнем сиротстве… оставшихся детей». Огромный комплекс, состоявший из целой системы сооружений и парка, предполагалось расположить против Данилова монастыря на высоком берегу Москвы-реки. В центре квадратной площади должен был находиться собор, по всем ее сторонам одинаковые прямоугольные корпуса с разрывом для проезда в середине той части, что обращена к площади. С трех сторон комплекс окружал парк, разбитый на одинаковые квадраты и прорезанный двумя диагональными аллеями, направленными к центру. Еще одна такая диагональ была проведена к мосту через реку. Если бы проект Ухтомского был осуществлен, на периферии Москвы возник бы еще один крупный ансамбль.

В целом Москва в 1730-1760-х годах изменилась. Иным стал характер архитектурной ткани города. Правда, Москва сохранила свою планировочную структуру, которая была лишь упорядочена осторожно и тактично. Некоторые улицы стали играть в ней особенную роль: к таким улицам относились Тверская, выводившая на Петербургский тракт, Сретенка, по которой ездили в сторону Троице-Сергиевской лавры, а также Мясницкая, Покровка, Новая и Старая Басманные, связавшие центр с Лефортовом. Документы московской полицейской канцелярии выделяли их как главные улицы, которые нужно мостить и освещать.

В эпоху барокко зодчие сумели синтезировать достижения прошлого, не разрушив их, и добавить  свое, повысив эмоциональную силу и праздничность облика Москвы, при этом  заметно улучшив запущенное благоустройство древней столицы — все больше появлялось каменных домов и мостовых, и были проведены инженерные мероприятия — построен  по   проекту

Ухтомского Кузнецкий мост, перекрывший Неглинку на большом отрезке ее течения. Однако многие проблемы, прежде всего связанные с реконструкцией центра и развитием системы общественных городских пространств, решены не были.