Вырегулирование старых и устройство новых площадей

Вырегулирование старых и устройство новых площадей Главная особенность подхода петербургских мастеров к решению этой задачи заключалась в том, что они соотносили каждую свою крупную новую работу со всей структурой и застройкой Петербурга. В 1816 г. это требование было даже узаконено: объявлено обязательным отмечать «правильность, красоту и приличие каждого здания в применении к целому городу». Хотели «столицу сию вознести по части строительной до той степени красоты и совершенства, которые по всем отношениям соответствовали бы достоинству ее».

Намечалось «вырегулирование старых и устройство новых площадей». На них следовало «учредить» публичные здания и другие строения, приличные положению тех мест и сообразных нуждам промышленности, выгодам жителей, общественной пользе и удовольствию». Это намерение и привело к возникновению многих торжественных по своей архитектуре комплексов и обширных общегородских пространств Петербурга. Крупномасштабная застройка сложилась эволюционным путем благодаря преемственным усилиям плеяды великолепных мастеров. В 1820-1840 гг. традиции, заложенные Захаровым, Воронихиным, Томоном, продолжили Росси, Стасов, Брюллов, Монферран.

[ad#centre]

По существу происходила планомерная реконструкция всей столицы, прежде всего центра ее, которая проводилась целенаправленно и организованно под руководством Комитета строений и гидравлических работ. Изменилось самое основное — отношение к городскому пространству. Теперь уже воздвигались не только здания, способные создать яркий архитектурный акцент в городе, выразительность достигалась прежде всего организацией городского пространства как такового, созданием его четких границ. Не столько объемные композиции самих архитектурных комплексов, сколько возможность замкнуть между их строго соподчиненными частями определенное по своему характеру пространство привлекало зодчих. В развитии центральных ансамблей Петербурга в этом направлении участвовали Стасов, Монферран, Брюллов, самую яркую роль сыграл Карл Росси. Говоря об одной из своих работ, он выразил суть градостроительного искусства своей эпохи: «Размеры предлагаемого мною проекта превосходят принятые римлянами для своих сооружений. Неужели побоимся мы сравниться с ними в великолепии. Под этим словом следует понимать не обилие украшений, а величие форм, благородство пропорций, прочность материала». В творческой концепции Росси градостроительное мышление становится определяющим. И это несмотря на то, что он был блестящим мастером детали, создавал превосходные композиции фасадов. Но прежде всего его привлекали задачи, требовавшие решений грандиозного масштаба. Однажды он написал, что хотел бы «превзойти все, что создали европейцы нашей эры…». Дарования его были многосторонни. Он мог создать камерный загородный ансамбль — такой, как он возвел на Елагином острове, и он же был способен поставить перед собой задачу перестройки всего центра столицы. Росси создал ансамбль Михайловского дворца, разбил новые площади: Суворовскую и Чернышеву, придал новый характер Румянцевской и Манежной площадям, продлил Садовую к Марсовому полю, устроил заново Михайловскую, Театральную и Инженерную улицы. Все это составило систему ансамблей, включавшую в себя 12 площадей и 13 улиц, облик которых определили проекты Росси.

Обратимся к двум основным группам работ Росси, связанным с развитием центральных площадей и районов Невского проспекта. Реконструкция Дворцовой площади была начата в 1819 г. и закончена к 1829 г. Росси завершил долгую преемственную работу зодчих Петербурга. Он придал площади цельную и законченную форму. От Невского к ней ведет короткая улица, завершающаяся величественной Триумфальной аркой. Сквозь нее открывается вид на Зимний дворец. При движении от дворца к арке впечатление меняется. Сначала — панорама изогнутого фасада Главного штаба, решенного одним приемом, поражает своими колоссальными размерами. Затем пространство постепенно, при приближении к арке, зрительно «свертывается» и, наконец, через арку, как сквозь триумфальные пропилеи, вступает в город с его «обычным», не столь грандиозным масштабом улиц. В центре площади Росси предполагал поставить гигантскую колонну. Это было исполнено позднее Монферраном.

К Петровской (Сенатской) площади, на которой был установлен знаменитый «Медный всадник», Росси обратился в 1829-1834 гг. Она была с одной стороны открыта к Неве, с востока ее ограничивало Адмиралтейство Захарова. В 1818 г. на южной стороне площади Монферран начал строительство Исаакиевского собора, которое к 1829 г. уже далеко продвинулось. На западной стороне площади, между Невой и Галерной улицей, стояло здание Сената, за Галерной — неказистый жилой дом, далее находился Манеж, возведенный в 1804 г. Д. Кваренги. Росси в своем осуществленном проекте стремился выявить роль всех ценных в художественном отношении архитектурных элементов, созданных Захаровым и Кваренги. Он сохранил направление, по которому развивалась площадь: от «Медного всадника» к Исаакиевскому собору. Росси спроектировал новое здание Сената и Синода, сыгравшее важнейшую роль в формировании площади. Въезд на Галерную улицу он превратил в триумфальную арку с тяжелыми многоколонными пилонами. Симметрично от нее развивались одинаковые корпуса, каждый из которых обладал протяженной и заглубленной колоннадой и ризалитом на конце. Угол к Неве мастер закруглил еще одной колоннадой.