Впечатление об образе Петербурга середины XVIII в.

развития Петербурга в первой половине XVIII ст. зафиксировал Махаев в своем планеРезультаты градостроительного развития Петербурга в первой половине XVIII ст. зафиксировал Махаев в своем плане и 12 перспективных видах города, созданных в 1753 г. План был гравирован на основании материалов, подготовленных Академией наук. В нем были соединены данные новой геодезической съемки, элементы плана Зигхейма и собранные воедино проектные предложения Комиссии о Санкт-Петербургском строении — те, что начали осуществляться.

Адмиралтейская сторона в основном соответствовала замыслу Еропкина, который был описан выше. На плане Махаева с определенностью читается трехлучие, причем выделяются в большей степени два крайних луча — Невский и Вознесенский проспекты, отмечена центральная зона с обширным зеленым пространством, четко прослеживаются полукольцевые магистрали, соответствующие в своем направлении течению Мойки и Фонтанки и проходящие по территории между ними.

[ad#centre]

Впечатление об образе Петербурга середины XVIII в. передают созданные Махаевым перспективы города. Они отображают особенности его объемной композиции, раскрывают стилистические черты застройки. Так Махаев свидетельствовал о большой роли водных пространств в Петербурге. Нева, ее притоки и каналы, набережные, улицы постоянно присутствуют на его рисунках. Вдоль них группируются усадьбы и парки. Вдали видны многочисленные вертикали — шпили гражданских зданий и купола церквей.

В целом на гравюрах Махаева город предстает в мажорном, торжественном облике с прямыми и широкими проспектами, пышными дворцами, увенчанными барочными кровлями. Целостность, единство облика, господство барочной архитектуры отличают Петербург в представлениях Махаева. Возможно, на его гравюрах северная столица кажется более завершенной, богатой, регулярной, чем она была в действительности. Маленькие домики и бедные слободы не привлекали взгляда художника. Мало отражен был им и «военный Петербург»- унылые казарменные поселения за Фонтанкой. Однако главное мастер почувствовал верно: расцвет города, его простор и величие — результат его полувекового развития, беспрецедентно быстрого в истории зодчества.

Если общая планировочная концепция Петербурга была предопределена Еропкиным, то в 1750-1760 гг. происходила детальная проработка отдельных ансамблей. Целый ряд мощных и ярких архитектурных ансамблей, выдающихся по своему художественному уровню, создал В. В. Растрелли. Среди них Зимний дворец. Смольный монастырь, дом Строгановых, Воронцовский дворец и др.

Зимний дворец Растрелли (строившийся в 1755-1762 гг.) стал ведущим элементом в композиции Дворцовой набережной. Завершился процесс последовательного укрупнения и монументализации этого здания. Протяженный фасад дворца с двухъярусной монументальной колоннадой, которая лентой обнимает его ризалиты и выступы, твердо закрепляет первую линию застройки Адмиралтейской стороны. В этом сооружении все архитектурные средства направлены на укрупнение масштаба акцентов и подчинение их широкому водному пространству.

В решении противоположного фасада, обращенного к городу, Растрелли пошел по другому пути. Здесь композиция нарастала к середине, выделяя главный ризалит с проездными воротами. Мастер хотел усилить это впечатление созданием площади. По главной оси Зимнего дворца должен был стоять конный монумент Петра I, вокруг него — круглая колоннада и площадь сложной формы, соединявшаяся с Невским короткой улицей. Этот замысел не был осуществлен, но уже сама постановка и композиция здания вызывали к жизни дальнейшее развитие этой части  городского пространства.

По проектам Растрелли на Невском проспекте были построены Строгановский и Аничков дворцы, для этого проспекта был создан также проект гостиного двора, не получивший воплощения в натуре. Произведения Растрелли архитектурно обогатили Невский, создали систему композиционных и колористических акцентов.

На повороте Невы, в удаленной от центра части Петербурга Растрелли создал один из своих наиболее выдающихся ансамблей — Смольный монастырь. С реки по пути от Шлиссельбурга он воспринимался как первый комплекс, встречавший подъезжающих к городу. Его богатство и торжественность сразу рождали «столичный образ». Монастырь по композиции представлял собой центрический ансамбль. Вокруг пятиглавого собора в плане, близком квадрату, был устроен огромный двор в форме креста. По периметру стояли низкие корпуса келей, за ними, повторяя ту же форму, службы. По углам двора — четыре малые церкви, увенчанные куполами. И по плану, и в вертикальном построении композиция сходилась к центру. Перед главным фасадом собора, обращенным к городу, была устроена вытянутая внутренняя площадь. Ее пространство развивалось по центральной оси, подчеркнутой симметричной расстановкой служебных корпусов, которые сосредоточивались у входа, обнимая эту площадь.