Вопросы расселения Волкова

Вопросы расселения Волкова Вопросы расселения Волков связывал с обширной программой экономических, социальных и культурных преобразований России. Приняв за основу труды немецкого экономиста И. Тюнена, занимавшегося вопросами обеспечения городов сельскохозяйственной продукцией и установившего экономическую взаимосвязь между размещением различных видов сельскохозяйственных культур и расстояниями до рынков сбыта в городах, Волков расширил область применения подобных исследований и распространил их на размещение промышленных предприятий, учебных заведений, транспортных устройств и т.д.

По существу, Волков был первым, кто поставил проблему «пространственной экономики», увязав ее с системой городского и сельского расселения, т.е. больших и малых городов и сел, связанных системой дорог. По его мнению, необходимо было составить подробную карту страны, выполненную в достаточно крупном масштабе, дополненную размещением фабрик и заводов, в совокупности составляющих промышленные полосы. Он считал, что такая карта позволила бы более аргументированно решать вопросы о целесообразном размещении городов, промышленности и сельского хозяйства, она дала бы возможность учесть местные хозяйственные ресурсы вплоть до строительных материалов и продуктов питания.

[ad#centre]

Географические масштабы градостроительной деятельности, элементы функционального зонирования и, наконец, многообразие решаемых вопросов позволяют утверждать, что в данном случае речь шла о новом виде проектной деятельности, прообразе современной районной планировки.

Несмотря на то, что Волков обращался к трудам Тюнена, признанного рядом советских и зарубежных специалистов одним из основоположников идеи районной планировки, его идеи носили более всеобъемлющий и самобытный характер и в значительной степени опирались на традиции и приемы отечественных статистических исследований.

Дальнейшую работу над разделом «Гражданская архитектура» продолжили А.П.Брюллов и А.К.Красовский. Каждый из них внес свой вклад в разработку проблем, составлявших сущность архитектурной теории. Брюллов в большой степени интересовался проблемами архитектурных пространств как внутренних, так и городских, их художественной насыщенностью и выразительностью. Его взгляд на архитектуру, как на «искусство распределять и комбинировать пространства», был основополагающим во всех его рассуждениях. Архитектурный профессионализм Брюллова сказался также и в том, что он рассматривал архитектурную деятельность прежде всего как область художественного творчества, тогда как систему научных знаний, необходимых для реализации архитектурных идей, считал хотя и обязательной, но прикладной.

Несколько иной точки зрения придерживался Красовский, когда считал архитектуру наукой, «представлявшей собой собрание доказанных истин, относящихся к искусству составления проектов». Красовский остро ощущал грядущий разрыв между архитектурой и инженерной профессией и пытался найти пути объединения их в единое содержательное целое. В отличие от Брюллова Красовский мало интересовался проблемами градостроительного искусства. Однако деятельность этих архитекторов в Комитете по составлению Строительного устава не была завершена и оборвалась в 1849 г. в связи с закрытием Комитета.

В процессе работы над Уставом был сформулирован ряд принципов, ставших основой формирования русской градостроительной науки. Это принцип всеобщности и полноты охвата явлений, принцип единства архитектурных и градостроительных задач, а также единого решения инженерно-технических и художественных проблем. В рамках градостроительной теории на протяжении середины и второй половины XIX в. научные представления соединялись с утопическими. Эта двойственность была одной из характерных примет времени, когда в условиях ломки феодальных отношений ученые пытались предугадать облик будущего устройства общества. Так, тот же М.С. Волков наряду с научными разработками в своей книге «Отрывки из заграничных писем 1843-1848 гг.» изложил свои взгляды на будущее развитие городов в виде своеобразной утопии. Волков предполагал, что в будущем благодаря развитию науки и техники уйдет в прошлое национальная ненависть и вражда, исчезнут границы между государствами, не будет войн. Европейские столицы будут связаны линиями железных дорог, по которым сможет свободно перемещаться население городов для удовлетворения своих потребностей. Каждый из элементов этой будущей системы расселения имел, таким образом, свое функциональное назначение: Лондон — город промышленности, Берлин — науки, города Италии — искусства и т.д. Помимо крупных урбанизированных центров Волков видел в будущем еще один тип города, который он считал оптимальным и определял как «город и деревня в одно время», что почти на полстолетия опередило английскую идею городов-садов.

Более развернутую картину будущего общества дал известный русский писатель и общественный деятель В.Ф. Одоевский в своем романе «…4338 год» (1840). Одоевский предполагал, что благодаря достижениям научно-технического прогресса в корне изменится само содержание городской жизни. Новые средства связи, быстроходный транспорт как наземный, так и воздушный, новые виды энергии (Одоевский выдвинул идею эксплуатации подземного тепла и солнечной энергии) и даже новые виды искусства — цветомузыка и цветная фотография — вызовут значительные перемены в характере городской среды, начиная с оборудования жилища и его архитектуры и кончая городом в целом. Дома, в которых должно было жить постоянное население столицы, напоминали характером своей архитектуры зимние сады, изобиловавшие светом и экзотическими растениями.