Стратегический фактор при выборе места для города

Стратегический фактор при выборе места для города Важна и роль стратегического фактора при выборе места для города. Основание его непосредственно связано с первыми победами в Северной войне. После того как в конце 1702 г. были взяты крепости Нотебург, переименованная впоследствии в Шлиссельбург, и Ниеншанц у впадения Охты в Неву, русские войска вышли к морскому побережью, овладение которым и было целью кампании. Необходимо было быстро приступить к освоению пустынного края, создать систему морской и сухопутной обороны, без которой невозможно было бы строительство задуманного крупного города. Крепость Шлиссельбург закрывала вход в Неву из Ладоги, Ниеншанц охраняла подступы к Петербургу.

За лето 1703 г. возвели земляную Петропавловскую крепость, охватившую своими редутами и бастионами Заячий остров. В мае 1704 г. форт Кроншлот на острове Котлин, выдвинутый в Финский залив, перегородил вход вражеским кораблям в Неву. В сентябре того же года было основано напротив крепости и под защитой ее Адмиралтейство — главная судостроительная верфь Балтийского военного флота того времени. В 1705 г. оно было укреплено земляным валом с бастионами, рвами, подъемными мостами и пр. Все же напряженная военная обстановка, активные действия шведов против Петербурга замедляли работы.

[ad#centre]

История создания города оказывается тесно связанной с событиями войны. Можно выделить несколько периодов: 1703-1709 гг., от основания Петербурга до Полтавской битвы, когда главное внимание уделялось оборонительным сооружениям, а строительство самого города шло во многом стихийно; 1709-1714 гг., когда после Полтавской победы рост гражданской части поселения ускорился, и после 1714 г., когда была одержана морская победа при Гангуте и стало очевидным, что Россия утвердилась на Балтийском побережье, началась регулярная планировка Петербурга в целом.

План Петербурга 1706 г. показывает, что развитие города шло от двух центров: крепости на Заячьем острове и укрепленной верфи — Адмиралтейства. По существу это были два независимых поселения. Они сначала имели даже разное управление. Одно подчинялось губернаторской администрации, другое — адмиралтейской.

В планировке отдельных частей города применялись различные методы. Внутри крепости стояли четыре ряда деревянных домов, создавая простой геометрический рисунок, как это делалось уже в южных поселениях. Морская слобода на противоположной стороне Невы располагалась вокруг большого четырехугольника Адмиралтейства. Улицы делились на участки отдельных застройщиков. Размеры их зависели от чина владельцев. Капитанам полагалось по 12 сажен, поручикам — по 10, солдатам — по 5 и т. д. На Выборгской стороне почти ничего не было построено. Васильевский остров вообще находился одно время в частном владении Меншикова, и там ничего не было возведено, кроме его деревянного дома.

В целом Петербург того времени был деревянным, здания в большинстве своем были небольшими, много стояло на улицах «маленьких хижин и лавчонок», при домах были обширные огороды. Современники вспоминали, что в Петербурге тогда было «на место полное раздолье». Часть земли занимали пастбища, часть — пустоши, заболоченные или покрытые кустарником. Постоянное население Петербурга насчитывало около 8 тыс. чел. Все это еще не соответствовало образу нового, целостного, благоустроенного города.

Первоначально северная столица России не была задумана как компактное целое. Строительство велось сразу на огромной территории, не ограниченной стенами. Это было настолько необычно, что архитекторы-иностранцы в своих предложениях стремились прежде всего заключить поселение в какие-то определенные рамки (например, Леблон или Трезини). Структура города с самого его основания была многоцентричной, в ней не было какого-то одного ведущего элемента. Это свойство сохранилось на многие десятилетия. Объединяющим началом была идея Петра I рассматривать Петербург как «морскую столицу». В связи с этим делались попытки приблизить поселение сколь возможно ближе к побережью Финского залива. Практически все сооружения были ориентированы на пространство Невы, ее рукавов и протоков. Начертание речной сети служило важнейшим элементом планировочной структуры. Царские дворцы, дома вельмож выстраивались в «линию» вдоль берегов, создавая протяженные «речные фасады» города. В Петербурге соединились вместе несколько планировочных систем, характерных для нового русского градостроительства: была создана крепость с развитой системой бастионов и правильной планировкой внутри, построена укрепленная верфь с регулярным предместьем. Наиболее крупными, зародившимися собственно в Петербурге, были начинания, направленные на создание большого гражданского города нового типа. Однако они проводились в жизнь постепенно, в ходе поисков и экспериментов.