Статистическое отделение Министерства внутренних дел России

Статистическое отделение Министерства внутренних дел России В 1834 г. было создано Статистическое отделение Министерства внутренних дел России, главным назначением которого было изучение и подробное описание страны, а также административное районирование и утверждение планов новых городов. Статистическое отделение создавалось по проекту и инициативе крупнейшего русского статистика К.И.Арсеньева (1789- 1865), который фактически и заложил основы отечественной науки о городе.

Арсеньев первым предложил всестороннее изучение градостроительных процессов, рассматривая их в пространственном и временном развитии. Исходным постулатом Арсеньева был взгляд на Россию в целом как на единство «производительных сил природы и образовательных трудов человека». Под этим же углом зрения он рассматривал и отдельные районы и системы поселений, а также отдельные города. Каждый из перечисленных выше элементов был для Арсеньева вместилищем определенных жизненных процессов, обусловленных экономической деятельностью человека. При такой постановке вопроса большая роль отводилась проблеме районирования, которая понималась им не как простое административное деление территории Российской империи на губернии и уезды, а как выделение природных и жизненных общностей, которые Арсеньев называл «пространствами». Такое определение пространства по существу приближалось к современному понятию среды, включавшей в себя как среду природную, так и искусственную, созданную руками человека.

[ad#centre]

Известно, что в своих трудах Арсеньев не говорил о методах выявления пространств, ибо, по его представлению, сам процесс определения пространства был особым родом научного творчества, связанного не только с изучением географической ситуации и «тончайшим наблюдением внутренних сил пространства», но и с особым умением уловить и отразить в практических разработках характерный «образ места» (античный «гений местности»).

Арсеньев разбил территорию России на ряд пространств: Северное, Окское, Волжское, Уральское и др. Уже простое перечисление говорит о стремлении привязать их к конкретным, устойчивым природным ситуациям. Пространства отличались друг от друга и по типу жизнедеятельности: промышленной, сельскохозяйственной, культурной, что, в свою очередь, предопределяло характер их заселения, т.е. наличие в них городов, местечек, сел и деревень.

Органическая целостность пространства-района, по представлениям Арсеньева, не исключала дробного его деления на более мелкие пространственные образования, которые ученый в зависимости от конфигурации называл «полосами, «поясами» или частями (участками).

Помимо понятия «пространства» Арсеньев ввел в научное обращение понятие «системы городов» как совокупности населенных пунктов, связанных системой путей сообщения в единое социально-демографическое и экономическое целое. Особое внимание Арсеньев уделял водным путям, что было весьма характерно для России на пороге бурного строительства железных дорог. Известно, что Арсеньев выделял несколько таких систем: Северодвинскую, Прибалтийскую, Днепровскую, Донскую и др., причем каждая из них соответствовала одному из определенных Арсеньевым пространств.

Изучение исторического развития городов в обширном историческом времени привело Арсеньева к выводу о неоднородности этого процесса, что, в свою очередь, породило его учение о статичных и динамичных элементах городской среды. Относительно более статичными элементами Арсеньев считал природные условия местности, существующую капитальную застройку, систему коммуникаций. Под динамическими элементами городской структуры Арсеньев подразумевал те, которые подвержены были количественным изменениям, как, например, население, капиталы, лавки, ярмарки, заводы, фабрики и т.п.

Арсеньев ввел также новое представление о городских пространствах, считая их не только архитектурными ансамблями, но и вместилищем определенных жизненных функций. Исследуя жизненное наполнение городских пространств, статистики одновременно широко использовали приемы так называемого инвентарного описания, для которого было характерно последовательное рассмотрение достопримечательностей в пределах конкретного участка местности. Этот прием предусматривал выявление живописных природных ландшафтов, панорам, видовых точек, а также отдельных памятников архитектуры в их конкретном окружении.

Разнообразные аспекты «инвентарного описания» города, а также выявление его функционального предназначения складывались у Арсеньева в понятие «облик города», уникальный характер которого необходимо было учитывать при составлении его проектного плана.

Построенная Арсеньевым программа всестороннего изучения городов была положена в основу обязательных предпроектных исследований, проводившихся Статистическим отделением. Статистические исследования 485 городов России стали основой для градостроительной политики тех лет, т.е. для упразднения старых и открытия новых городов, а также для утверждения или отклонения проектов их планировки.

Однако значение идеи Арсеньева для развития градостроительной науки значительно превосходит итоги деятельности Статистического отделения. Положенные в основу его теоретических трудов принципы «всеобщности», т.е. полноты охвата жизненных явлений, рассмотрения их в пространственном и временном развитии, сочетание индуктивного и дедуктивного методов в изучении природы и населения и, наконец, сама постановка проблемы жизнедеятельности и ее формообразующего значения оказали непосредственное влияние на сложение градостроительной теории и ее научных принципов в России, важным этапом в формировании которой была деятельность Комитета для составления Строительного устава.