Проект Трезини

Проект Трезини Строительство по образцовым проектам было существенной частью градостроительных мероприятий, направленных на установление целостного облика Петербурга. Первоначально оно было связано с возведением домов в  непривычной для России каркасной конструкции — фахверке, затем тот же метод использовали в каменном строительстве. В 1714 г. Д. Трезини исполнил серию типовых проектов — так называемых домов «для подлых», «для   зажиточных»,  «для   именитых», «для застройки по рекам», где предполагалось ставить наиболее парадные усадьбы.

Проекты были гравированы и выдавались тем, кто получил участок в городе и собирался строить. Этим достигалась общность архитектурного решения массовой застройки. Нельзя сказать, что требовалось точное следование образцу во всех деталях, скорее он показывал, каким должен быть дом в городе, возводившемся по-новому, определяя его габариты, расположение на участке, стилистический характер. В пояснении к гравированным листам говорилось: «Ежели кто пожелает дом себе лутчее (лучше) сего построить, оному надлежит у архитектора Тресина истребовать рисунку какого сам похочет».

[ad#centre]

Что получалось на практике, можно проследить на примере застройки Васильевского острова. На основании более поздних перспективных планов можно выделить разные приемы сочетаний «образцовых» домов. Внутри острова жилые здания выстраивались в четкие линии с разрывами и объединялись оградами с воротами и калитками. На набережной Невы образовался непрерывный фронт застройки, несмотря на то, что дома, обращенные главными фасадами в сторону улиц, выходили к реке своей боковой частью. Возникало торжественное «архитектурное обрамление» жилого района.

Восточная оконечность Васильевского острова с самого начала его застройки предназначалась для монументальных сооружений. Здесь были возведены здание Двенадцати коллегий, где размещались правительственные учреждения, Кунсткамера. Должно было возникнуть сочетание единообразной, четкой по архитектурному ритму жилой застройки, которая открывалась сначала при движении вдоль острова от моря, и монументального акцента — ансамбля Стрелки, сформировавшего вместе с крепостью и Адмиралтейством центральное композиционное ядро города, охватывающее с трех сторон широкую гладь Невы. Из 3500 жилых домов, которые предполагал построить Трезини на Васильевском острове, было возведено едва ли 500, да и те десятилетиями не достраивались. Перенесение основной части Петербурга на Васильевский остров не удалось, но идеи его застройки являются одним из самых ярких градостроительных начинаний той эпохи.

Проект Трезини не решал проблему объединения в неразрывное целое всех существующих частей города. Предложение по созданию единой планировочной структуры Петербурга было сделано знаменитым мастером французского классицизма Ж. Б. Леблоном. В его проекте город предстает грандиозной крепостью овальной формы, охватывающей Васильевский, Городской и Адмиралтейский острова. Правильная геометрическая фигура, окаймленная по контуру развитой оборонительной линией, как бы налагалась на существующий ландшафт, пересекая водные преграды, болота и острова. Внутри нее создавалась сложная система парадных, соборных, торговых площадей правильных форм, тут же возникало пять гаваней. Центр города должен был располагаться на Васильевском острове. На пересечении двух больших каналов, направленных с севера на юг и с запада на восток, приходилась квадратная площадь, в середине ее — каре дворца. От него отходили диагональные магистрали, которые вели к четырем соборам, фиксировавшим углы огромного квадрата, господствовавшего в планировке острова. Крупная торговая площадь располагалась по одну сторону канала, который вел к морю недалеко от берега. Основной композицией Городского острова должна была служить сетка одинаковых квадратов, произвольно обрезанных берегами и линией укреплений, а в середине ее один из квадратов отводился под торговую площадь, другой — под парк. Набережная часть Адмиралтейской стороны менялась меньше, но зато уничтожалась вся застройка по обоим берегам Мойки. Проект не получил осуществления не только потому, что был очень дорог в исполнении, но и вследствие того, что к 1720-м годам изменилась общая градостроительная ситуация в Петербурге, ее развитие начала определять уже реальная ткань быстрорастущего города.

Основной частью Петербурга, где проживало большинство населения, был левый берег Невы, т. е. Адмиралтейская сторона. Здесь происходила постоянная борьба регламентирующего начала, вводившегося государственными органами, со стихийно возникавшей застройкой, возводившейся населением. Центрами притяжения для него служили промышленные предприятия: верфи в Адмиралтействе, Галерный и Прядильный дворы и «прочие адмиралтейские заводы». Кроме того, дворянство охотно селилось на набережной, впоследствии получившей название Дворцовой. Шла раздача земель для загородных усадеб по обеим сторонам Фонтанки, также по прошествии недолгого времени вошедшей в городскую черту. Возможно, рост именно этой части Петербурга был обусловлен тем, что здесь разнообразные ограничительные меры, касающиеся строительства, были менее строгими. Разрешалось строить деревянные дома, часто не по типовым проектам. А когда Петр I был увлечен замыслом создания парадной столицы на Васильевском острове, здесь было вообще запрещено каменное строительство, и данная часть города рассматривалась как предместье. Все это и привело к обратному результату,- пользуясь большей свободой, население вело более активное строительство.