Процесс строительства Петербурга

Процесс строительства Петербурга Процесс строительства Петербурга при его размахе отличался новизной, присущей поисковым решениям. Это подтверждает то, что все части города за короткое время в 10- 15 лет по нескольку раз перепланировывались, причем большое число зданий ломалось, возводилось на других местах, целые улицы «закрывались», основывались на других  местах.   Градостроительный опыт, купленный дорогой ценой огромных материальных затрат и многочисленных людских жертв, изменил историю поселений России. Во всем последующем проектировании самого Петербурга, Москвы и провинциальных городов учитывались и использовались достижения первых десятилетий строительства новой столицы страны.

12 лет, с 1725 по 1737 г., время замедленного развития Петербурга. В этот период, когда после смерти Петра I шла борьба за власть и сменялись одно другим краткие царствования, градостроительным мероприятиям не уделялось внимание, и многие важные проблемы города оставались нерешенными.

[ad#centre]

Правительство было обеспокоено тем, что поблизости от важнейших государственных зданий и дворцов находились скопления деревянных домов мастеровых и мелких торговцев. Существовала опасность и пожаров, и «беспорядков». Было решено разместить в столице для постоянного пребывания значительное число войск. Для этого потребовалось построить специальные районы, где стояли бы казармы и находились площади-плацы для обучения солдат. Поводом к началу активной градостроительной деятельности стал пожар, от которого выгорело множество домов в Адмиралтейской слободе.

В середине 1737 г. была создана Комиссия о Санкт-Петербургском строении, пришедшая на смену отжившей Канцелярии городовых дел, которая первоначально отвечала за строительство столицы. Ведущим лицом в этом учреждении был П. Еропкин, талантливый зодчий, знакомый с европейской архитектурной практикой.

Комиссии прежде всего необходимо было составить представление об истинном состоянии города. Для этого инженеру-артиллеристу, «поручику от бонбардир» фон Зигхейму было поручено составить фиксационный план Петербурга. На него он нанес все существовавшие улицы и здания.

В плане обнаружилась трудная ситуация, сложившаяся в то время в Петербурге. Город еще не получил цельности. Большие пустые и погорелые территории были хаотически разбросаны по всему городу, особенно в Адмиралтейской части. На Васильевском острове разбивка улиц и строительство домов по проекту Трезини охватили лишь незначительную его часть. Планировка Городского острова и всего района к северу от крепости оставалась бессистемной. На левобережье Невы система лучевых и кольцевых улиц соседствовала со стихийной застройкой. На основании плана Зигхейма архитекторы Комиссии разработали детальную планировку всех частей столицы.

Представление о градостроительстве Петербурга 1730-1750-х годов дают три графических документа. Это упоминавшийся фиксационный план Зигхейма, проектные чертежи города по его частям, составлявшиеся в Комиссии, и план Махаева 1753 г., который показывает некоторые неосуществленные предложения Еропкина.

Смелость начинаний первой четверти XVIII в. подчас заслоняет собой деятельность Еропкина и его сподвижников. Между тем она имела первостепенное значение в градостроительной истории Петербурга. Здесь идеи создания регулярного города получают дальнейшее своеобразное развитие, которое привело к появлению решений высокого художественного качества. Комиссия достигла значительного разнообразия как в формировании типов «первичных ячеек» городского пространства — усадеб и кварталов, так и в создании из них различных по композиции образований.

Перед Комиссией о Санкт-Петербургском строении стояли крупные задачи. Она должна была сочинить план всего города, дать подробные разработки по отдельным его частям, определить, «каким образом улицы регулировать и где публичным площадям быть», распределить «казенное и обывательское строение», дать примеры тому, «как оное построить надлежит», «показать улицы и места для больших, средних и малых домов», т. е. предполагалось создание типовых проектов и разрешение вопроса о том, где и по какому из них строить. Должны были разрабатываться в Комиссии и проблемы организации строительного дела, и меры по обеспечению противопожарной безопасности.

Работа в Комиссии шла следующим образом. В нее поступали сведения о планировке и застройке города от геодезистов (составлявших чертежи под руководством Зигхейма). Архитекторы дворцового, адмиралтейского и других ведомств представляли данные о состоянии зданий и территорий, за которые были ответственны. Коробову, главному архитектору Адмиралтейства, например, предписывалось сообщать сведения о морских сооружениях в Петербурге. На основании этих материалов в специальной чертежной под руководством Еропкина создавались проекты перепланировки города по его отдельным частям. Каждый проект обсуждался в Комиссии в присутствии архитекторов М. Г. Земцова, И. К. Коробова, Д. А. Трезини и президента Российской Академии наук И. Д. Шумахера, после чего в готовом виде передавался на утверждение императрице.

Комиссия   окончательно    решила вопрос о местонахождении центра города. Ею была закреплена определяющая роль Адмиралтейской стороны в композиции Петербурга. Трехлучие утвердилось, к Невскому и Вознесенскому присоединился как равноправный третий проспект — Гороховая улица. Башня Адмиралтейства незадолго до этого была увенчана новым высоким шпилем по проекту Коробова, осуществлявшимся в 1735-1738 гг. На нее ориентировались основные магистрали. В документах Комиссии подчеркивалось: «…виду Адмиралтейской спицы (шпиля — авт.)… никакого помешательства быть не признается…»