Пригородные ансамбли Петербурга

 Пригородные ансамбли Петербурга Акценты, создаваемые Растрелли, были столь мощны, что вступали во взаимодействие на больших расстояниях. Если бы была осуществлена многоярусная колокольня монастыря, задуманная зодчим, то она была бы видна отовсюду. В представлениях мастера различался единый торжественный образ столицы, сконцентрированный в его ансамблях, распространяющийся благодаря им на весь город.

Эти работы Растрелли были поддержаны Чевакинским. В 1752-1762 гг. он возвел Никольский морской собор и колокольню на площади, разбитой по проекту Еропкина. Крупное квадратное здание с пятью куполами закрепляло ось улицы, шедшей к Мойке. Собор и колокольня возвышались над горизонтальными рядами застройки и перекликались, по замыслу Чевакинского, с вертикалью башни Адмиралтейства и колокольней Исаакиевской церкви, проект которой исполнил тот же мастер.

[ad#centre]

В эту эпоху получили значительное развитие пригородные ансамбли Петербурга — Царское Село, Петергоф и ряд более мелких дворцов и усадеб. В работе над ними, особенно над крупнейшими из них, совершенствовались планировочные методы, возникали великолепные композиции, основанные на строгих осевых построениях, сложнейших геометрических рисунках. Особенно ярко раскрывает планировочные методы Растрелли дворцово-парковый комплекс Царского Села. Трехкилометровая ось развивается в две стороны от середины 200-метрового по протяженности дворца. В одну сторону на нее нанизываются площадь, завершенная полукружием служебных корпусов, квадрат увеселительного сада, разделенный широкими аллеями на четыре равные части, каждая из которых решена как прихотливая орнаментальная композиция, затем еще один квадрат по той же оси, значительно больший, гигантский с крестообразными и диагональными аллеями -«зверинец». Здесь пространство постоянно расширяется, развиваясь от дворца, членения его становятся все крупнее, но постоянно сохраняется геометрическая замкнутость и центричность каждой отдельной части ансамбля. По другую сторону дворца — спокойная гладь регулярного, ровного когда-то по высоте, подстриженного сада. Там возникали полосы прямоугольных боскетов, их прорезывало трехлучие дорожек, потом снова — прямоугольный рисунок, а в центре — звездчатая структура аллей и площадка — на ней павильон Эрмитаж.

В этих композициях совершенствовалось искусство зодчих в соединении различных регулярных структур, шли поиски их гармонических сочленений. Находились возможности создания торжественных чеканных архитектурных образов при сохранении строгой упорядоченности.    Множественность деталей и монументальность, порядок и живописность находили соединение в пригородных дворцах мастеров петербургского барокко.

Эти свойства были существенны и для облика самой столицы. В ней также эпоха 1730-1750-х годов оставила наиболее яркий след именно в сочетании регулярной, упорядоченной ясности городской структуры и живописности, богатства, величия создававшихся монументальных зданий. О застройке Петербурга можно судить по сохранившимся зданиям и на основании перспективного плана Сент-Илера — Горихвостова — Соколова, который представил город середины столетия со всей застройкой в аксонометрических проекциях.

Этот чертеж, выполненный в 1765- 1770 гг., позволяет сказать, что в застройке города выделялось несколько типов усадеб. Богатые дворцы с парадным двором и садом располагались в основном на Мойке и Фонтанке. В центре города, особенно около Адмиралтейства и в некоторых других частях, дома встали по красным линиям улиц. Часто даже небольшие здания обладали двором, отделенным от магистрали воротами и оградой. В целом в Петербурге возникла четкая по своему ритмическому построению, сравнительно плотная застройка, насыщенная торжественными барочными образами. План Сент-Илера — Горихвостова — Соколова свидетельствовал о результате полувекового развития Петербурга — крупного гражданского города нового регулярного типа.