План Кашина 1777 г.

План Кашина 1777 г. Типичен созданный Леймом в 1777 г. план Кашина. Город обладал по проекту четкими прямоугольными контурами. Густая сеть взаимно перпендикулярных улиц покрывала всю территорию, по которой были рассредоточены многочисленные, очень небольшие (меньше квартала) площади.

Красиво извивающаяся река врезалась в ясную планировочную структуру. На одной из ее петель, почти замкнутой, сохранялись кремль с местами для казенных строений и торговая площадь сложной формы, подчиненной рельефу. Здесь в применении той же системы можно заметить иные черты, чем у Старова. Вместо размаха и широты пространств — замкнутость и строгая размеренность, однородность городской ткани. Центр сохранялся в старых размерах, в отличие от Осташкова не создавалось мощной общегородской зоны. Живописность городу придавала река; в районах, отдаленных от нее, он становился скучным. Эти черты проявлялись и в других городах, разбитых Леймом по той же системе,- Корчеве и Красном Холме, Старице и Ельне и др.

[ad#centre]

Лучевые композиции также получили широкое распространение. Эта система была применена в Богородицке (1778), Софии (1780), Усть-Сысольске (1784), Бирюче (1786) и целом ряде других небольших поселений, планировка которых полностью подчинялась лучевой структуре. Веер улиц вел к центральной площади. На ней обычно сосредоточивались административные и торговые здания. Несколько концентрических магистралей, проведенных параллельно границам города, соединяли лучевые улицы. Таким образом, весь город подчинялся развитию композиции в одном направлении, которая, сконцентрировавшись, обрывалась перед свободным пространством.

Эту «парадную грань» поселения должна была охватывать сплошная полоса монументальной застройки, выдержанной в одном стиле, а другие дома, отдаленные от центра, должны были строиться по более скромным проектам, быть ниже и меньше, к тому же стоять не слитно, а порознь, пятнами отдельных усадеб. Возникла целостная система, последовательно во всех своих элементах решенная одним приемом.

В нескольких городах лучи сходились к центру со всех сторон. Соединяющие их улицы образовывали замкнутые линии. Возникала на основе лучевой радиально-кольцевая структура. Она читается на планах Солигалича (1782), Буя (1781), Ахтырки (1781). Обычно это было связано с желанием придать всему городу замкнутую центрическую форму, объединить воедино вокруг какого-либо крупного архитектурного элемента разрозненные районы, сложившиеся исторически.

Решение плана поселения единым лучевым композицинным приемом применялось и в крупных центрах — губернских городах с богатым архитектурным прошлым.

В Ярославле (проект 1778 г.) была также использована лучевая система, но в менее явной форме. Все поселение, по описаниям того времени, разделялось на три части: так называемый рубленый город, где когда-то стояли деревянные укрепления; «земляной город», окруженный валом, с каменными башнями, а также наиболее обширную часть поселения, расположенную за «земляным городом». Здесь трудно было с определенной четкостью следовать какому-то одному приему. Комиссия соединила две лучевые системы. В границах сохранившегося вала улицы от всех ворот были направлены к площади. Параллельно старой линии укреплений, за ней была образована кольцевая магистраль и система открытых пространств, примыкавших к ней. Все улицы остальной части Ярославля сходились веером к полукольцу,   но   определенной   точки схода у этих лучей не было. Два из них играли роли главных магистралей. Ориентирами оказывались въездные  ворота в Земляной город.

Проект Костромы был утвержден в 1781 г. Город располагался у впадения Костромы в Волгу. Берега двух рек создавали здесь линию, вдоль которой протянулось поселение. Исторически у Костромы сложилось достаточно компактное ядро, где располагались кремль с земляным валом, ансамбль старых соборов и несколько гостиных рядов. Все улицы вели от окраин к центру. Они были ломаными, образовывали сложный рисунок, напоминающий паутину. Все это подсказало архитекторам Комиссии новый планировочный замысел, в результате которого возникла наиболее развитая среди планов того времени лучевая структура. К большой полукруглой площади зодчие решили провести через весь город 12 улиц-лучей, которые разделили Кострому на длинные и узкие сектора. Там, где они оказывались более широкими, провели еще пять лучевых магистралей, таким же образом ориентированных, но не доходивших до центра. В этом плане проявляется стремление придать равномерность рисунку уличной сети, обеспечить одинаковую «плотность» расположения проездных путей. Если новые лучевые улицы проходили местами по трассам старых, то полукольцевые магистрали, связывавшие воедино всю структуру, были проведены почти повсеместно по «живой» ткани города. Они придали плану Костромы целостность и законченность, которой он не обладал прежде. Этот замысел Комиссии был воплощен в жизнь и получил великолепную конкретизацию в системе классицистических ансамблей, созданных уже в следующем, XIX ст.