Петербург в 1760-1840-х годах

Петербург в 1760-1840-х годах Планировочные методы, применявшиеся в Петербурге второй половины XVIII в., сводились в основном к расчленению города прямыми линиями улиц на геометрически четко ограниченные участки.

В целом такие прямолинейные очертания приобретал на плане 1766 г. как весь Петербург, так и каждый его квартал. Форма кварталов, их пропорции могли быть любыми. Встречались правильные и неправильные четырехугольники, квадраты, параллелограммы, трапеции и т. д. самых разных размеров. Для планировщиков, видимо, более всего была важна прямолинейность каждой стороны квартала.

Город выступал как пространство, обладающее едиными чертами, его важнейшее свойство — преобладание в планировке прямых линий и прямого угла. Даже реки выпрямлялись на планах, делились на отдельные «правильные» отрезки.

[ad#centre]

Для градостроителей эпохи классицизма было чрезвычайно важным установить в городе определенное соподчинение его элементов, строгую иерархию главного и второстепенного. Однако с помощью одной лишь планировки сделать это в огромных масштабах Петербурга было невозможно. Градостроители второй половины XVIII в. это понимали и перешли к созданию целого ряда ансамблей, которые должны были способствовать выделению ведущих районов, площадей и магистралей города. Таким образом стремились создать главные акценты его композиции, которым бы подчинялась массовая застройка и которые формировали   бы   образ   Петербурга.

Особое внимание при создании ансамблей Петербурга последней четверти XVIII — первого десятилетия XIX в. уделялось районам города, располагавшимся  вдоль невских  берегов от Марсова поля на одной стороне реки до оконечности Васильевского острова на другой.

В 1770-1780-х годах создавались по проекту Ю. Фельтена невские набережные, позже оделись в гранит Мойка, Фонтанка, Крюков канал. Это было не только благоустройством, но и радикальным изменением облика города. Благодаря созданным им набережным Фельтен вошел в число архитекторов, существенно повлиявших на формирование Петербурга. Место топких берегов, поросших травой и кустами, занял мощный каменный монолит. Его четкие горизонтали, сдержанные суровые и торжественные формы создавали основу для завершения приречных ансамблей, объединили их, составили как бы их фундамент. Они подчеркнули целостность города и усилили монументальность его образа. А. В. Бунин писал: «Ощущение красоты и монументальности города вошло в сознание не только петербургских зодчих, но и художников разных профессий. Монументальность проявила себя в скульптуре, в решетках, в простых и торжественных надписях, в названиях улиц, бульваров, мостов. Набережные как бы «приглашали» зодчих поддержать их великолепие достойными сооружениями».

В короткий срок застройка берегов Невы изменилась. Фельтен возвел решетку Летнего сада с длинным рядом мощных опор. Ринальди построил Мраморный дворец с его плоским и четким по композиции фасадом, возвышающимся на 20 м. Этим он создал значительный акцент в композиции Дворцовой набережной. За Мраморным дворцом ансамбль набережной развивался по направлению к Зимнему дворцу, включая в себя ряд домов знати и Эрмитажный театр, построенный Дж. Кваренги. Образовался фронт монументальной застройки, противопоставленный речной глади. Напротив, на другой стороне Невы, были покрыты камнем бастионы Петропавловской крепости. Они приобрели четкие контуры, как будто резцом нанесенные на панораму города. Н. Львов построил Невские ворота крепости и этим выделил середину ее «набережного» фасада. Зодчий придал ему новый архитектурный характер, гражданский и торжественный. Правобережный ансамбль, развиваясь от крепости, пересекал Малую Невку, продолжался на Васильевском острове с его застройкой петровского времени и завершался колоссальным квадратным зданием Академии художеств, построенным Ж. Валлен-Деламотом и А. Кокориновым. Здание было размещено вблизи границы города, определенной в 1760-х годах. Постановка крупного сооружения именно в этом месте, удаленном от центра, была не случайна. Им сознательно завершалась протяженная панорама ансамбля, открывавшаяся с реки.

Важнейшей задачей было выделение самого сердца системы ансамблей Петербурга — района Зимнего дворца, Адмиралтейства и противолежащей им стрелки Васильевского острова. Здесь сосредоточились усилия зодчих конца XVIII — начала XIX в.

Во второй половине XVIII — начале XIX в. быстро развивалась выходящая к реке часть Адмиралтейской стороны. В 1782 г. особое значение приобрела Сенатская площадь, расположенная вниз по Неве за Адмиралтейством. Здесь был воздвигнут знаменитый памятник Петру I, созданный Фальконе. За его установку, подвоз Гром-камня для пьедестала и планировку площади отвечал Фельтен. Этот выдающийся по своим художественным достоинствам монумент был обращен к Неве. Всадник, вознесенный на гранитный утес, готовый будто сорваться с него и устремиться вдаль через водную гладь, концентрировал вокруг себя обширное пространство. Монумент придал смысл композиции Сенатской площади. Площадь и город за ней открывались реке. Вскоре был построен мост, который вел с Васильевского острова на левый берег Невы, далее эта ось подчеркивалась вертикалью старой Исаакиевской церкви, на месте которой впоследствии Монферран построил огромный собор, и пересекалась у Мойки с лучом Вознесенского проспекта, образуя за церковью треугольную Исаакиевскую площадь. В этом наметилась важная черта градостроительства Петербурга конца XVIII — начала XIX в.: распространение парадных приречных ансамблей в глубь центра города, а в образном и смысловом отношении на всю северную столицу в целом.