Первая половина XIX ст.- одна из самых значительных и блестящих эпох в градостроительной истории Петербурга

Первая половина XIX ст.- одна из самых значительных и блестящих эпох в градостроительной истории Петербурга Дворцовая площадь также претерпевала изменения. Та ее часть, что находилась ближе к Мойке, ограничивалась ломаной линией. Далее она приобретала криволинейные очертания. Круглая колоннада, которая занимала в проекте Растрелли всю площадь, не была построена.

В 1774 г. И Старое предложил отделить дворец от застройки полукруглой галереей с пятью арками, но и это сделано не было. В 1779 г. Академия художеств объявила конкурс на застройку площади. Первую премию получил Ю. Фельтен. Криволинейная застройка была объединена одним архитектурным приемом в слитный массив. Так он сохранил общую форму площади, но изменил масштаб окружения дворца.

В целом конец XVIII в. — время, когда были синтезированы градостроительные начинания, проводившиеся в Петербурге в течение столетия. Город приобрел окончательную цельность плана, определенность структуры. Главное содержание этого периода заключено в том, что при высоком уровне планировочной завершенности города развитие его шло путем возникновения в рамках уже сложившихся основных районов, магистралей и площадей более совершенных архитектурных ансамблей.

[ad#centre]

Первая половина XIX ст.- одна из самых значительных и блестящих эпох в градостроительной истории Петербурга. Формирование его планировки было в основном закончено. Изменения уличной сети касались лишь отдельных районов города, прежде всего Выборгской и Петербургской сторон. На долю зодчих 1800-1850-х годов выпала задача продолжить и в основном завершить формирование системы центральных ансамблей города. Вместе с созданными ранее комплексами они составили то единство, которое и сегодня в значительной степени определяет своеобразие города.

В течение первой половины XIX в. не только возникали один за другим мощные монументальные акценты, но в то же время город благоустраивался весь и повышался качественный уровень его рядовой застройки, сооружений различного назначения и жилых домов. Процесс этот шел очень активно. Современник Пушкина Ф. Вигель вспоминал: «…Тогда в одно время начинались конно-гвардейский манеж и все по разным частям города рассеянные великолепные гвардейские казармы, и огромная биржевая зала, одетая в колонны и с пристанью и набережными вокруг нее, и быстро поднимался Казанский собор с своей рощей колонн… обывательские же трех- и четырехэтажные каменные дома на всех улицах росли не по дням, а по часам.  В то же время… бока

Мойки выкладывали камнем и перегибали через нее чугунные мосты; по Невскому проспекту и Васильевскому острову протягивали бульвары и, наконец, от самой подошвы перестраивали заново старое кирпичное, с земляным валом адмиралтейство.., прервалось угрюмое молчание окрест лежащих островов (имеется в виду Каменный и Елагин острова). Везде на них застучали топор и молот, засвистела пила; болота их осушались и поросли дачами. Можно себе представить, какая строительная деятельность была тогда во всем Петербурге…».

В 1800 г. В. Бренна закончил строительство Михайловского замка (впоследствии получившего название Инженерного). Это был первый ансамбль Петербурга, возвестивший начало нового столетия и новой эпохи в развитии города. Павел I хотел возвести дворец, где ничего не напоминало бы о царствовании его матери Екатерины 11 и где он мог бы чувствовать себя в безопасности.

Дворец задуман был именно замком — нерушимым, сплоченным монолитом, выдержанном в тяжелых пропорциях. В центре его находился восьмиугольный двор. При Павле I с двух сторон замка были вырыты рвы, с двух других протекали Мойка и Фонтанка. Через эти водные преграды были перекинуты подъемные мосты. Дворец одновременно был и крепостью.

Расположение Инженерного замка в городе раскрывает черты планировочного метода этого переходного времени. Можно выделить свойства, характерные для XVIII в. Замок поставлен по оси одной из продольных аллей Летнего сада, т. е. зодчий здесь возвращается к старой схеме дворца с регулярным парком. Этот же прием приобщает его к петербургской традиции возведения приречных репрезентативных ансамблей. С другой стороны, несмотря на замкнутость самого дворца, размещение его в ткани города по размаху своего замысла соответствовало уже представлениям нового, XIX в. Бренна образовал протяженную ось: аллея Летнего сада, пруд в нем, мост через Мойку, сам замок, за ним большой открытый двор, торжественная проездная арка, конный памятник Петру I. Дальше проектировалась вытянутая площадь, застроенная с двух сторон длинными корпусами, направленная своей осью к точке пересечения Невского и Фонтанки. Таким образом соединялись традиции создания репрезентативного ансамбля XVIII в. и идея соотнесения монументального комплекса со всем городом в целом, осмысленная в XIX ст.

В том же 1800 г. А. Воронихину было поручено проектирование и строительство Казанского собора на Невском, который должен был стать крупнейшим храмом Петербурга. С 1797 г. шла разработка эскизов этого сооружения. Конкурсные проекты представили Н. Львов, Ч. Камерон, Д. Кваренги, Т. де Томон, П. Гонзаго. Все эти мастера видели в строительстве Казанского собора возможность создания одной из ведущих архитектурных доминант Петербурга. Все они предлагали возвести центрическое здание с мощным куполом. Самый камерный вариант был, пожалуй, у Камерона. Но хотя он совсем не похож на проект Воронихина, в нем присутствует близкая тому мысль о связи собора с окружающей застройкой с помощью протяженной колоннады.