Особенность планировочных работ 1775 г.

Особенность планировочных работ 1775 г. Особенность планировочных работ 1775 г. заключалась в том, что производилось не только регулирование улиц, как у Мичурина, но и высвобождение открытых пространств, которые должны были способствовать восприятию крупных зданий. На всех 17 новых площадях предполагалось разместить общественные здания, а также привести в порядок и сделать более парадной существовавшую застройку.

Создатели плана стремились «не подвергать ломке хороших и крепких строений», но одновременно обогащали город новыми архитектурными акцентами. В плане 1775 г. ощущалось желание как можно лучше использовать и отчасти изменить природные элементы города. Это относилось к регулированию речной сети, к учету рельефа местности и созданию зеленых насаждений.

[ad#centre]

Работа началась со спрямления берегов Неглинной, которая превращалась в правильно начерченный канал прямолинейных очертаний с системой протоков и бассейнов, шедшей от Земляного вала к укреплениям Китай-города и далее вдоль них к Кремлю. Для этого русло реки было спрямлено и создана целая система плотин. Каменные набережные и бульвары вдоль Неглинной должны были придать этой части города особую парадность. План 1775 г. заключал в себе целый ряд мероприятий по улучшению водного режима в Москве-реке. Для этого предлагали прорыть канал через Андреевский овраг, по которому при первых паводках вода проходила бы, минуя центр города. В Замоскворечье решено было прорыть Обводной канал, превратив часть территории в остров; на южной оконечности предлагалось создать гавань и устроить здесь торговый порт, а рядом разместить большой хлебный рынок и огромные амбары для зерна.

Эти идеи в дальнейшем осуществлялись и развивались, возникли проект создания водохранилищ в верховьях Неглинной и другие предложения, но самым интересным был замысел инж. Ф. Бауэра, который предложил провести в Москву воду из Мытищ с помощью водопровода, составленного из ряда акведуков и каналов. Часть воды должна была поступать в Неглинную, а остальная — по трубам, проведенным в различные части города, снабжать жителей водой. Проект Бауэра имел большое градостроительное значение — это был реальный путь к благоустройству центра Москвы, решению насущных проблем водоснабжения, очистки Неглинной, состояние которой заставляло застройщиков «удаляться сколь возможно» от ее берегов.

Работы по осуществлению этого замысла шли долго — больше четверти столетия, и к 1804 г. канал был доведен до Кузнецкого моста (т. е. прошел около 48 км от Мытищ).

Осуществление всех частей плана 1775 г. встретилось с многочисленными трудностями, вызванными как сложностями реальной жизни города, так и отсутствием достаточных средств для проведения его в жизнь. Московский генерал-губернатор Я. Брюс докладывал: «Многие площади, назначенные по плану.., заняты каменными и деревянными домами, надо строение сносить, дав владельцам земли в других местах… но казенных пустых мест в городе почти нет… на покупку же (домов) денег не ассигновано… Но если даже (земли) отобрать и… превратить в площади, то надо… (их) строением обстроить». Ни у населения, ни у городских властей денег на строительство площадей не было. В связи с этим Я. Брюс предостерегал, что «отобранные места и останутся нерегулярными необстроенными пустырями.., служащими к безобразию города».

Предложения, представленные Я. Брюсом в 1786 г. в поисках выхода из создавшегося положения, внесли коррективы в план 1775 г. В совокупности они составили еще один этап в истории планировки Москвы. «По разломке стены, окружавшей Белый город, открылось пространство в …ширину от 40 до 70 сажений (от 90 до 150 м), а в длину вокруг города до 3200 сажений (около 6,5 км); следовательно, столь обширное, что никогда не может быть занято, сколько бы ни приехало в город людей для продажи своих товаров». «И так полагаю,- писал Я. Брюс,- чтоб оную окружающую Белый город площадь строением никогда не застраивать, но ее разровнять и …намостить», т. е. идея создания свободного от зданий кольца сохранялась, но в ином пространственном варианте. Исчезало расчленение его на бульвары и площади, как это было в проекте 1775 г.

Внутри «Белого города, Китая и Земляного города» он предлагал «…оставить …те площади, которые или уже есть, или сделать … (можно), не касаясь к (частным) строениям или землям». В других частях города предлагалось устроить ряд торговых площадей. У стены Кремля оставалась Красная площадь, состоящая тогда из двух отдельных частей, разделенных застройкой. Также создавалась длинная узкая площадь вдоль укреплений Китай-города. Против Кремля в Замоскворечье обширное урочище, называемое «Болотом», предполагали предоставить под торговую территорию, «где до 6000 возов установиться может». На пути из Петербурга была создана своя цепь площадей: у Триумфальных ворот — на границе Земляного города, Тверская — у Страстного монастыря (на месте современной Пушкинской площади), у Охотного ряда — в начале Тверской улицы.

Такие площади образовывались в Замоскворечье — у Серпуховских и Калужских ворот, на пути в Лефортово — у Красных ворот. Из системы площадей, предполагавшейся на эспланаде перед Кремлем, устраивались только две небольшие на Моховой улице (на месте Манежа) и у Охотного ряда. Эти предложения были утверждены, и начался длительный процесс их уточнения, разработки проектов и осуществления в натуре. От многих положений проекта 1775 г. отказались, в конце XVIII в. условия для реализации этих замыслов еще не созрели.