Интерес к иным, неклассицистическим архитектурным формам в Москве первой половины XIX в.

Интерес к иным, неклассицистическим архитектурным формам в Москве первой половины XIX в.Общая форма площади представляла собой прямоугольник с одной скошенной стороной — у Китай-городской стены. У ее основания был разбит треугольный сквер. Напротив, по центру площади, располагался массив Петровского (Большого) театра с монументальным  восьмиколонным   портиком, подчеркивавшим значение здания. Театр был построен в 1821 — 1825 гг. по проекту А. А. Михайлова, переработанному Бове.

Вокруг всей площади было решено возвести невысокие двухэтажные сооружения, объединенные одним архитектурным приемом: сенатскую типографию (1818- 1821) и жилые дома (1818-1824). Везде была выдержана одна и та же высота, по первым этажам проведена одинаковая аркада.

Почти посредине длинных сторон площади проходил сквозной проезд, отмеченный симметричными ризалитами зданий. Параллельно продольной оси площади позади жилых домов предполагалось создать улицу, доходившую до Кузнецкого моста, с двух сторон обсаженную деревьями. Уравновешенность и строгость этого ансамбля подчеркивала живописность открывающейся от него панорамы Китай-города и Кремля.

[ad#centre]

В Москве первой половины XIX в. возрос интерес к иным, неклассицистическим архитектурным формам. Зодчие стремились найти методы работы в традициях древнерусского строительного наследия, поддержать исторический колорит старинных частей города. Это проявилось в многочисленных проектах, созданных для строительства в Кремле А. Н. Бакаревым, К. И. Росси, О. И. Бове и др. В духе романтического архитектурного направления были созданы завершение Никольской башни, проект церкви Екатерины У Спасских ворот, здание Синодальной типографии на Никольской. Они знаменовали собой появление нового подхода к формированию образа исторической части города. Здесь возникла тенденция, впоследствии сыгравшая большую роль в градостроительстве Москвы,- желание выразить в Новых архитектурных произведениях представление о культурной ценности древнего наследия с помощью интерпретации стилистических манер прошлого.

После того как была удовлетворена потребность в восстановлении жилья и   были   созданы   наиболее   важные «казенные» здания, более парадные частные и государственные постройки стали возводить в разных частях Москвы, что придало большую торжественность городу в целом. О. И. Бове возвел Триумфальные ворота на Тверской (1827-1834), ставшие центром въездной площади, 1-ю Градскую больницу на Калужской (1828-1838). Д. И. Жилярди и А. Г. Григорьев построили в 1823-1826 гг. комплекс зданий Опекунского совета на Солянке, дом Лунина на Никитском бульваре (1818-1823), дом Хрущовых-Селезневых и дом Станицкой на Пречистенке, на окраинах города — усадьбу Усачевых-Найденовых «Высокие горы» (1829-1831), усадьбу Голициных «Кузминки» (1820-1840) и др. В. П. Стасов создал комплекс Провиантских складов на  Крымской площади (1830-1835). Эти здания отличаются ясными, определенными членениями объемов, спокойным соотношением вертикалей и горизонталей, укрупненными архитектурными формами, графичностью и совершенством декора. Они стали торжественными акцентами в различных частях города, содействовали возникновению ощущения торжественного приподнятого характера застройки Москвы.

Одним из крупных замыслов послевоенного времени была мысль о создании в Москве колоссального храма-памятника в честь победы над Наполеоном. В конкурсе на проект этого сооружения победил А. Л. Витберг. Он предлагал поставить на Воробьевых горах над городом огромное трехчастное сооружение. Нижний храм был отмечен протяженной колоннадой, окружавшей платформу, предназначенную для монументального сооружения с планом в форме равноконечного креста, над которым располагался верхний храм-ротонда. Замысел Витберга не был исполнен, но тем не менее оставил яркий след в послевоенной архитектуре Москвы.

Вскоре мысль о строительстве в городе подобного грандиозного собора возникла вновь. Новый проект храма Христа Спасителя разработал в 1832 г. К. Тон в формах, подражавших древнерусской архитектуре. Сооружение должно было стать грандиозным. Предполагалось, что его высота будет 103 м, диаметр центрального купола составит 25,5 м, площадь превысит 6800 м2. Было решено поставить храм недалеко от Кремля, на берегу Москвы-реки. Он должен был взаимодействовать с ансамблем Кремля, развивая композицию центра Москвы. Одновременно К. Тон приступил к работе над созданием целого ряда сооружений в самом Кремле. В 1837 г. ему было поручено создание Большого Кремлевского дворца и нового здания Оружейной палаты. Кроме Тона в возведении этих сооружений принимали участие Ф. Рихтер, Н. Чичагов, П. Герасимов и др. Здесь вновь, как и при проектировании храма Христа Спасителя, зодчие стремились подчеркнуть преемственность по отношению к древнерусскому наследию. Это отличало произведения Тона в центре Москвы от большинства предшествовавших архитектурных решений Казакова, Баженова, Бове, которые формировали классицистический образ центра города.