Идеи нового русского градостроительства

Идеи нового русского градостроительства Комиссия  предлагала создать  на Васильевском острове целую систему ансамблей. Треугольник Стрелки застраивался симметричными группами крупных зданий. За ними образовывалась большая полукруглая площадь. Еще одна площадь устраивалась по берегу Невы рядом с дворцом Меншикова. Большой проспект должен был стать широкой аллеей с бульварами и каналами по обеим сторонам. Еропкин в проекте Васильевского острова показал, что при переустройстве города с равномерной регулярной структурой он считал необходимым идти по пути монументализации застройки и обогащения композиции поселения.

Комиссия создала также и проект развития города на правом берегу Невы — Выборгской стороне. В центре этой части Петербурга должно было находиться огромное здание Морского и Сухопутного госпиталя, вокруг которого предполагалось разбить полукруглую площадь. От нее лучами шли три «перспективные дороги», давая направление будущему развитию города.

[ad#centre]

В целом значение работы Комиссии о Санкт-Петербургском строении для развития города трудно переоценить. Ее проект преодолевал первоначальную раздробленность планировочной структуры. Петербург впервые рассматривался как огромное архитектурно-пространственное целое, причем внимание было уделено всем районам, в каждом из которых появлялись композиции, составленные из прямых улиц, ориентированных на высотные доминанты, регулярные площади, упорядоченную застройку.

Была тщательно разработана архитектурная ткань города. В центре сохранялись существовавшие и сосредоточивались новые монументальные каменные здания, причем среди них большую роль играли торговые ряды и госпитали, правительственные учреждения и промышленные объекты, а не только дворцовые комплексы, которые занимали в проекте Еропкина сравнительно скромное место. Была продумана и жилая застройка, где сочетались усадьбы с парками, несколько типов домов. Таким образом, проект реконструкции Петербурга был разработан в деталях. Масштабы начинаний Еропкина и его сподвижников были грандиозными, однако их предложения отличались реалистичностью. В 1740-1760 гг. город планировался и развивался по этому плану. Правда, не все удалось осуществить. Это касается проектов Выборгской стороны и Васильевского острова. Но замыслы перестройки Адмиралтейской стороны, ее центра, Коломны, местности за Фонтанкой были претворены в жизнь. Планировка некоторых частей города до сих пор отвечает мыслям, заложенным Еропкиным. Судьба самого мастера после того, как проект был создан, сложилась трагически. Вместе с Волынским и другими он был обвинен в участии в заговоре против полицейского режима Бирона, «пытан в Тайной канцелярии» и казнен в 1740 г.

Идеи нового русского градостроительства нашли отражение в трактате-кодексе «Должность архитектурной экспедиции», который начал писать Еропкин, а после его смерти закончили Трезини, Земцов, Шумахер и Коробов. Это сочинение должно было стать документом, определявшим организационную структуру строительного дела, правовое положение зодчих, характер архитектуры и градостроительства. Архитектура определялась в нем как «наука, многими учениями и разными искусствами украшена», рациональное начало объявлялось главенствующим: в зодчестве «рассуждением пробуются все дела». В отношении застройки города требовалось, чтобы она шла строго по плану. Говорилось о недопустимости случайной и хаотической постановки каких бы то ни было сооружений. Без архитектора «никакого строения не токмо вновь не застраивать, но и старого не перестраивать». Предполагалось, что каждая часть города будет поручена отдельному архитектору. Он должен был на плане той части каждый год изображать все строящиеся вновь или переносившиеся на другое место здания.

Большое внимание уделялось жилой застройке. В трактате рассказывалось о различных методах строительства. Предлагались наиболее рациональные способы создания долговечных и удобных в использовании зданий. Однако в отношении города говорилось, что его красоту определяют прежде всего общественные, «публичные» здания. «Публичным строением нарицается» то, что «всему народу видимо, потребно и нужно есть». Среди таких сооружений упоминаются: «… госпитали, богадельни, сенат с протчими коллегиями, канцеляриями и конторами, театры комедиальные… гостиные и монетные дворы, лавки для товаров… аптеки, мельницы, а также площади, улицы» (которые таким образом объявляются общим достоянием в городе — авт.) и инженерные постройки: «колодцы, цистерны.., каналы, гавани, пристани.,, мосты» и т. д. Таким образом, авторами трактата выделялись три элемента, которые составляют его общественную часть: монументальные постройки различного назначения, пространства, на которых они находятся, и городское благоустройство. Подчеркивалось, что всем этим трем «публичным» элементам следует уделять большое внимание. Для этого предлагалось сформировать специальную Архитектурную ^Экспедицию, которой вменялось в обязанность заниматься исключительно городским строительством и «не должно вмешиваться в строения, принадлежащие к… императорским домам и садам». По тем временам такое предложение было весьма прогрессивным новшеством. Трактат-кодекс Еропкина и его сподвижников хотя и не стал законодательным актом, но оказал значительное влияние на развитие новой архитектуры и регулярного градостроительства.