Города-порты Северного Причерноморья

Города-порты Северного Причерноморья Города-порты Северного Причерноморья, основанные во второй половине XVIII в., к концу столетия превратились в значительные торговые центры. Они быстро увеличивались, и в будущем им предстояло пережить существенное развитие. Однако его основы были заложены в этот первый этап их градостроительной истории, отмеченный постепенным сложением типа приморского города на юге России.

Кроме создания новых городов шла реконструкция тех, что находились здесь раньше,- Бахмута, Изюма, Ак-Мечети, Бахчисарая и др. Причем в отличие от городов Центральной России здесь стремились сохранить не только существовавшие постройки, но и даже целые фрагменты городов. Структура их лишь упорядочивалась в возможных пределах. Поскольку население росло, то многие поселения увеличивались в размерах. При этом проектировщики в целом ряде случаев оставляли в стороне старую часть, а рядом создавали новую, регулярную, а в результате происходило соединение различных градостроительных традиций.

[ad#centre]

Бахмут, основанный на рубеже XVII и XVIII вв., сохранял черты старинных украинских городов с улицами, то изогнутыми, то прямыми, площадями неправильных форм, районами, произвольно разбросанными вокруг цитадели. Елизаветград, крупная крепость с регулярным предместьем, построенная в середине XVIII в., сохранила свою первоначальную структуру. При увеличении города она не изменилась, лишь во все стороны была продолжена прямоугольная сетка улиц.

Центр Таврической губернии — Симферополь создали на основе татарского селения Ак-Мечеть. Беспорядочные, разных размеров кварталы старого города оставлялись нетронутыми. По другую сторону дороги было решено построить квадратную в плане новую часть, разбитую на квадратные же кварталы. По площади она приблизительно равнялась старой. В одном поселении таким образом совмещались две разнохарактерные по своей планировке и застройке половины.

Крупные города Крыма — Бахчисарай, Евпатория, Феодосия — оставались на этом этапе без существенных изменений, сохраняли в значительной степени свой восточный характер.

В Новороссии в результате существования различных традиций возникали своеобразные многосоставные города, представлявшие собой несколько сближенных друг с другом, различных по характеру поселений. Характерный пример — крепость Дмитрия Ростовского, созданная в начале 1760-х годов (будущий Ростов-на-Дону). Здесь вокруг стоявшей на берегу реки многогранной большой цитадели располагалась обширная эспланада, а вдоль реки вытянулись с одной стороны крепости, прямоугольные предместья, а с другой в 1780 г. был построен довольно крупный город Нахичевань (2048 строений в то время), где были поселены армянские переселенцы, принесшие с собой и национальные особенности жилой архитектуры. Нахичевань отличалась простотой планировки уличной сети. В центре — крупная торговая площадь. Еще дальше по берегу Дона за Нахичеванью располагалась казачья станица Александровская с живописно разбросанными домами и отдельными хуторами. Таким образом сложился конгломерат поселений, основанный на четырех элементах, различных по характеру, времени создания и этнической принадлежности.

В целом для градостроительства юга России 1760-1780-х годов было характерно соединение нескольких местных традиций и распространение новых регулярных принципов проектирования городов. Это создавало красочную и своеобразную палитру поселений региона. Проектировщики стремились по возможности использовать существовавшую застройку. Создавая новые поселения или городские районы, они исходили из представления о ясной в своей структуре регулярной планировке. Большое внимание вследствие желания создать изначально торжественный характер застройки уделялось здесь системе общественных пространств — площадей, магистралей, набережных, бульваров. На юге это проявлялось даже в большей степени, чем в средних и мелких городах центра страны. Также здесь отчетливо сочетались стратегические и гражданские градостроительные факторы. Главная часть города — центр нередко завершал жилую зону и оказывался обращенным к морю, реке или степи. В этом южном крае поселения оказывались более тесно связаны с природными панорамами и пространствами. В большей степени, чем при перепланировке городов Средней России, считались здесь и с рельефом местности. Это было связано как с более значительной ролью стратегического фактора,   так   и   с   необходимостью при быстроте строительства находить наиболее пригодную для него территорию. Кроме того, в структуре многих городов были намеренно заложены перспективы дальнейшего роста, поскольку рассчитывали на развитие всего края, что оказалось оправданным. На протяжении второй половины XVIII в. были заложены основы системы городского расселения юга России.