Город-ярмарка

Город-ярмарка Монументальный мост, украшенный фигурами воинов в доспехах, связывал в единое целое старый исторический центр и центр нового района. Мост ориентировался на площадь, которая должна была объединять здания, выполненные с использованием мотивов различных архитектурных стилей —  от древнерусского до восточных: татарских, азербайджанских, среднеазиатских, индийских. Принцип архитектурной организации площади далек от жесткой симметрии и напоминает более свободную и живую форму, свойственную исторически сложившемуся городу.

Композиционным центром площади служило пространство, акцентированное по центру огромным, правильной конфигурации бассейном, с высокой витой  колонной, увенчанной  статуей св. Георгия, поражающего дракона. Четыре высоких флагштока с вымпелами напоминали о Венеции, считавшейся образцом города с развитой торговлей и ремеслом и разнообразной архитектурой. Судя по торжественному убранству площади, можно предположить, что за дворцом находилось здание новоявленного Дворца дожей — магистрата будущей торговой и промышленной Москвы. Площадь широко раскрывалась на Москву-реку, представляя собой редкий, если не уникальный для Москвы тех лет тип открытой площади.

[ad#centre]

Таким образом, утопия Соллогуба была своеобразной антитезой утопии Одоевского, поскольку выдвигала на первый план не техническую новизну, а историческую преемственность как в архитектурном, так и в содержательном отношении, считая, что Москва как национальная столица и главный центр торговли с Востоком должна будет пронести эти черты в далекое будущее.

С утопией Соллогуба перекликается проект идеального города-ярмарки архит. А. П. Брюллова, созданный в 1847 г. как эталонный проект для выпускников Академии художеств. Этот проект был связан с градостроительной политикой тех лет, когда было задумано основать ряд новых центров международной торговли на побережье Черного моря.

Город-ярмарка, по замыслу архитектора, располагался амфитеатром на берегу моря и представлял собой архитектурный ансамбль, состоявший из сооружений самого различного назначения, объединенных в две функциональные зоны: торговую и зону отдыха. Архитектор предполагал дополнить проект жилой зоной, состоящей из свободно поставленных среди зелени зданий гостиниц. Зоны отделялись одна от другой зелеными бульварами. В проекте города-ярмарки Брюллову удалось воплотить свою идею о том, что при строительстве города должно соблюдаться единство функциональных и художественных задач.

Это требование сближало позицию А. П. Брюллова с утопическими взглядами его современника, известного исследователя античной культуры, брата великого русского художника и его единомышленника архит. С. А. Иванова. Как чуткий художник Иванов сумел разглядеть негативные последствия быстрого роста городов России, вызвавшие потерю масштабности городских пространств и дегуманизацию окружающей среды, вызванных не только отрицательными последствиями урбанизации, но и снижением художественного уровня застройки.