Сочетание фона и произведений монументально-декоративного искусства

Сочетания могут быть как нюансные, так и контрастные. Большее значение имеют контрастные, поскольку человеку свойственно желание к поиску сильных и ярких впечатлений, необходимых для стимуляции его физиологических и психологических функций. Благодаря контрасту могут быть усилены и подчеркнуты лучшие, наиболее выразительные качества интерьера. Это имеет прямое отношение к применению средств монументально-декоративного искусства в интерьере. Однако перед тем как использовать контрастирующие элементы, необходимо понять сущность тех качеств, которые мы хотим акцентировать с целью более полного выявления общего композиционного замысла.
[ad#centre]Принцип контраста основан на том, что один предмет должен отчетливо выделяться на фоне второго. Иначе при наличии, например, двух предметов равной, силы создаются зрительные напряжения, порождающие психологическую неудовлетворенность. Так, на фронтальной стене зала кафе «Паланга» в Вильнюсе кованая бронза декоративной фигуры стилизованного корабля имеет неяркий темно-коричневый цвет. Фоном для нее служит стена, покрытая серо-черной краской. На таком фоне контур и цвет металлопластики не выявляются. Ни один из элементов не доминирует над дру-гим, и, таким образом, создается цветовая неопределенность. Поэтому представляется целесообразным проектировать каждый элемент или как фон, или как предмет на фоне. При этом, разумеется, не исключается возможность органического нюансного слияния.
Основные свойства фона и произведения монументально-декоративного искус-ства зависят от материала, из которого они сделаны, его фактуры и цвета (натураль-ного или приданного искусственным путем) и освещения (наличия или отсутствия теней). Именно эти факторы влияют на первоначальный эффект от произведения искусства и его фона. Ведь человек в первую очередь замечает цвет, контуры, линии и уже затем, постепенно всматриваясь в детали, осмысливает содержание произведения искусства.
Только при соблюдении принципа нюансности все четыре фактора — материал, фактура, цвет, освещение — могут быть одинаковыми (однородными) и для фона, и для произведения монументально-декоративного искусства. В этом случае произведение искусства может почти не выделяться на фоне, быть мало заметным или незаметным и таким образом не оказывать требуемого эмоционально-художественного воздействия.
Это подтверждает и практика. Так, в круглом зале кафе «Дайнава» в Друскининкае на декоративной газобетонной стенке высечен тематический рельеф. Материал стенки белого цвета, фактура ровная, освещение рассеянное, общее с залом. Следовательно, материал, цвет и освещение стенки — фона и произведения искусства — одинаковые. Такое решение основано на принципе нюансности, тем более что рельеф не глубокий, мало выделяется на фоне стенки, которая расположена между залитыми светом сплошными стеклянными стенами и также находится в нюансном сочетании с остальными композиционными компонентами интерьера (см. рис. 1).

Несмотря на достаточно большие размеры, малозаметное произведение монументального искусства ввиду неконтрастности не смогло придать интерьеру нужный эмоциональный колорит, соответствующий его тематике и назначению.

Сплошной рельеф на фронтальной стене лестничной клетки столовой-ресторана в городе Укмерге не глубокий, белого цвета, бессюжетный, чисто декоративный. С од-ной стороны его освещает дневной свет через остекление лестничной клетки, с другой — рельефная стена упирается в перпендикулярно поставленную глухую белую стену. Контрастирующих элементов нет, незначительная рельефность поверхности декоративного панно мягко выделяется благодаря лишь боковому освещению. Однако в этом случае такая нюансная трактовка композиционных элементов лестничной клетки оправдывается, соответствует функциональному назначению и простоте отделки этой части здания. Панно органически сливается с общей структурой лестничной клетки.
И все же в тех случаях, когда применен принцип нюанса, существуют незначительные элементы контраста. Они иногда нужны для создания очень тонкого эффекта, мало заметной декоративности и иллюзорности.
Контрастом, хотя и незначительным, часто служит фактурная поверхность стен, на которой благодаря освещению возникают тени, контрастирующие по отношению к светлой части стены и выявляющие рельеф поверхности. Примерами подобного решения могут служить боковые стены главного зала Дома архитектора в Москве, керамическая стенка эстрады в ресторане «Шальтинелис» в Вильнюсе, барельефная стена пассажирского зала аэропорта в Каунасе.

Очевидно, что при общем нюансном решении желательно иметь хотя бы один контрастирующий фактор (цвет, фактурную поверхность освещение, материал).

Если все факторы будут соответствовать лишь принципу контраста, то грозит опасность проявления пестроты, что нельзя считать оптимальным явлением для интерьера, кроме особых случаев, обусловленных: функциональными или другими обоснованными требованиями.

Следовательно, наиболее оптимальное решение возможно при совместном использовании нюансных и контрастных сочетаний фона и произведения монументально-декоративного искусства.
Количество и характер контрастирующих элементов выбираются в каждом слу-чае отдельно, в зависимости от величины и планировочной структуры интерьера, условий обозреваемости, желаемого эмоционального  эффекта.

Фон и произведение искусства могут в различной степени контрастировать между собой, но, поскольку одна из функций фона — выявить и подчеркнуть лучшие качества произведения искусства, он обычно не должен «спорить» с произведением искусства. Фон занимает подчиненную роль по отношению к тому объекту, фоном которому он служит. Следовательно, фон не должен также привлекать к себе основное внимание.

Поиски оптимальных условий взаимосвязи не могут ограничиваться лишь непосредственным сочетанием фона и произведения искусства. Сочетание это существует не изолированно от пространства и других компонентов интерьера, а взаимосвязано с пространственной структурой произведений искусства, характером размещения их в интерьере и возможностями обозреваемости. К тому же чем больше по размерам произведение искусства (особенно, если его нельзя охватить одним взглядом), тем меньше требуется контрастных сочетаний между ним и фоном.

Произведение монументально-декоративного искусства воздействует на зрите-лей не только своими художественными свойствами и связью с фоном, но и размерами, благодаря которым оно само как бы превращается в фон, т. е. в такой архитектурный элемент, который должен соответствовать пространственной структуре интерьера. Фон не должен противоречить  организации архитектурного пространства, и поэтому вполне   закономерно,    что произведение   монументально-декоративного искусства, приобретающее свойства фона в интерьере, не требует большой контрастности. Ведь применительно к архитектурно-пространственной организации главное в интерьере (исключая музеи) не собственно произведение искусства, а его синтез с другими компонентами. Это видно  на  примерах  интерьеров  гостиницы «Юность» в Москве, Дворца культуры в Днепродзержинске, ресторана «Гинтарас» в Вильнюсе, аптеки на улице Дзержинского в Вильнюсе и др., где использованы произведения монументально-декоративного искусства больших размеров, и они служат как бы фоном для действий происходящих в интерьере. Все эти произведения искусства не отличаются контрастностью, решены в спокойной, неяркой цветовой  гамме выполняют архитектурную функцию и не довлеют над пространством интерьера. Там же, где контрастность больших произведений искусства служащих фоном в интерьере, выражена очень сильно, они чаще всего вступают в противоречие с интерьером. Это, конечно, не касается тех произведений монументально-декоративного искусства, которые хотя и очень контрастны, но выполняют специальную функцию в соответствии с назначением и архитектурным решением интерьера, создают требуемый  эмоциональный эффект.
Кроме того, существуют контрасты величин и контрасты форм, которые в свою очередь дополняются ощущением контраста их «тяжести» и «легкости». Чрезвычайно трудно дать научную основу подобным понятиям, так как отсутствуют твердые критерии оценки. Действительно, контрасты размеров или контрасты форм являются лишь условными понятиями, так как абсолютные размеры могут быть бесконечно разными. Таким образом можно говорить лишь о соотношениях размеров и форм, тяжести и лег-кости. Что касается контраста в размерах, то этот вопрос входит в понятие масштабности, который в многих работах трактуется различно.

Поиски правильного масштабного решения современных интерьеров базирующегося так же, как и тектоника, на материально-конструктивной основе,— новая, сложная задача архитектурного творчества, еще относительно мало изученная. Масштаб —одно из важных средств архитектурной композиции, с помощью которого можно достичь художественной выразительности и гармоничного единства не только зданий, но и интерьеров. Масштаб можно рассматривать и как специфическое качество архитектуры интерьера, порожденное композиционным замыслом его внутренней структуры, функциональным и идейно-эмоциональным назначением.

Масштаб — одна из основных качественных характеристик внутреннего пространства и составляющих его частей. Он позволяет понять основную идею, композиционную суть интерьера.
В данном случае нас интересует прежде всего образно-ассоциативная сторона масштаба и его идейно-художественного воздействия.

Многие авторы рассматривали масштабность лишь с точки зрения соответствия размеров объекта и его элементов размерам человеческой фигуры. Объекты, имеющие уменьшенные или очень увеличенные размеры, оценивались как немасштабные. Одна-ко установлено, что выразительной масштабностью могут обладать и объекты, масштаб которых несоизмерим с человеком (например, миниатюрный японский садик или египетские пирамиды). Такой, несомненно правильный, вывод сделан исходя из того, что критерием масштабности должно служить не механическое сопоставление размеров объекта и человека, а назначение объекта и его идейно-образное содержание. Человек нуждается в такой архитектурной среде, которая способна быть источником красоты, восхищения, вдохновения, возбуждения. Такую среду необходимо создавать всеми средствами, в том числе и масштабом.

Соответствие назначению и идейно-образному содержанию и является основой того эстетического впечатления, которое производит масштабность интерьера на наблюдателя. Именно в этом смысле и следует говорить о соразмерности интерьера и человека как об основе масштабности произведений монументально-декоративного искусства в интерьере.

Оценивая масштаб интерьера или его компонентов, нет смысла прибегать к каким-либо математическим вычислениям. Теория соразмерности, по утверждению ряда авторов исследований, также не может опираться на поиски каких-либо канонизированных геометрических фигур и отношений, обладающих особыми эстетическими качествами.

Масштаб определяют основные помещения здания. Основой для представлений о масштабе, соответствующих современному уровню развития строительной техники, служат такие качества архитектуры, как легкость новых строительных материалов, тек-тоническая система стены (стеклянное ограждение, панельная конструкция и др.) формы железобетонных опор, их расстановка и пр.

В интерьерах масштабными «указателями» кроме человека служат наиболее характерные элементы конструкций и оборудования: высота перил, ступени лестниц, диаметр и шаг опор, размеры мебели.
Однако «масштаб» и «масштабность»—понятия не идентичные. Масштаб существует всегда: это количественное определение  величины объекта, а масштабностью обладает не каждый архитектурный объект (это понятие качественное).

Так, залы кафе и ресторана «Дайнава» в Вильнюсе находятся соответственно на первом и на втором этажах. В’ обоих залах применено монументально-декоративное искусство —металлопластика. Зал кафе небольшой по высоте (3,5 м), но широкий (13 м) и длинный (20 м). На противоположной входу в зал стене прикреплен металлический рельеф «Солнце» диаметром 1,5 м. Естественно, указателями масштаба в зале служат люди и мебель (стулья, столики). Их соотношение с другими компонентами ин-терьера и определяет его архитектурный масштаб.
В данном случае имеются определенное назначение интерьера и длинное, широкое и низкое помещение, что удовлетворяет утилитарным требованиям и физическим размерам человека. Однако соответствуют ли параметры назначению (в широком смысле этого слова), идейно-художественному, эмоциональному содержанию интерьера, которое в основном определяется темой интерьера и подчеркивается таким сильным декоративным элементом, как металлопластика «Солнце», символизирующим дружбу, любовь, радость, возвышенность, оптимизм. Структура и масштаб интерьера должны, естественно, способствовать появлению именно таких эмоций. Однако низкое, широкое и длинное помещение, к тому же тускло освещенное, вызывает скорее чувство тяжести, придавленности, беспокойства и печали. Такие эмоции способно вызывать лишь пространство, не соответствующее своему идейно-художественному назначению, т. е. немасштабное (в данном случае недостаточное по высоте).

Само произведение монументально-декоративного искусства — металлопластика — решено интересно, оригинально, по размерам и обозреваемостью со-ответствует параметрам и масштабу интерьера. Но поскольку само пространство не-масштабное, то возникают противоречия в системе масштабных связей: человек — на-значение интерьера — произведение искусства—пространство.
Высота зала ресторана достигает 8,5 м при площади, примерно равной площади зала кафе. Здесь крайность другого характера — большая высота помещения не соответствует нормальному человеческому масштабу и представлениям об уюте. Масштабность пространства вызывает чувство торжественности и официальности.
Указателями масштаба в данном случае служат люди, мебель и такие элементы интерьера, как проем входа в зал, фриз, фактура плетеной перегородки. Проем входа (6X6X8,5 м) масштабен по отношению к пространству, но не масштабен по отношению к человеку и служит одним из элементов сильного эмоционального воздействия, однако не приближает масштабы зала к человеку в соответствии с критерием назначения интерьера, не является посредником между человеком и масштабом пространства. Другие элементы (среди которых декоративный фриз с металлопластикой у перегородки), поскольку они масштабны залу, вместе с ним не масштабны человеку. Таким образом, чрезмерное укрупнение размеров приводит к нарушению представлений о масштабе интерьера.

Вместе с тем возможны интерьеры, пространство которых по масштабу приближается к нормальному, но произведения монументально-декоративного искусства в них не соответствуют масштабу пространства. В качестве примера можно указать на зал вокзального ресторана в городе Шяуляй, имеющий относительно небольшие нормальные размеры (15X7X4,7 м). Большая часть глухой боковой стены в зале на всю ее высоту покрыта контрастным сграффито, изображающим наиболее характерные постройки некоторых городов. Размеры сграффито и его элементов по отношению к пространству зала кажутся явно преувеличенными, не соответствующими масштабу зала и условиям оптимальной видимости. Однако размеры изображения и его деталей могут увеличиваться лишь до определенного предела, так как преувеличенные размеры произведения искусства нарушают масштабность пространственных связей между ним и интерьером.

Минимальные размеры изображения установить не трудно, если воспользоваться формулами по условиям видимости. Для этого может быть использована формула, предложенная проф. М. Н. Гусевым, для случаев, когда рассматриваемая де-таль находится на уровне глаз зрителя:

d = La/3440,

где d — размер  рассматриваемой  детали,  м;
L — расстояние до  детали,  м;
а — угловой размер детали в мин, практически принимается не меньше одной минуты, потому что меньшие детали, как доказал Г. Мертенс, не будут видны.

По существу, аналогичную формулу рекомендует использовать и Э. Нейферт. Оптимальные максимальные размеры произведения искусства нельзя установить известными методами определения условий оптимальной видимости. Ведь увеличение изображения регламентируется расстоянием, с которого может восприниматься композиция.

Если при помощи этих данных проверить интерьер вокзального ресторана в Шяуляе, то оказывается, что даже угол 27° (при условии, что наблюдатель сидит за столом) по отношению к сграффито выходит за пределы зала. Если же принять угол отчетливой видимости 13°, то для того, чтобы видеть сграффито в целом, потребовался бы зал вдвое шире. Результатами исследования этого интерьера подтверждается, что размеры произведения монументально-декоративного искусства не соответствуют пространству зала и не масштабны по отношению к человеку, ввиду чего не достигается синтез искусств. Отрицательное значение имеет и то обстоятельство, что отдельные сюжетные фрагменты и детали изображения чрезвычайно укрупнены и также немасштабны для небольшого пространства. Такое впечатление усиливается использованием сильного цветового контраста в решении сграффито, а также мелким делением, раздробленностью других компонентов интерьера, особенно ажурных перегородок.

Противоположным проявлением немасштабности является использование в интерьере чрезмерно уменьшенных по отношению к пространству произведений монeментального искусства. Например, в одном из цехов бумажной фабрики им. Ю. Янониса в Каунасе площадью 80X18 м и высотой 9 м на противоположной (от входа) торцовой стене, разделенной на три части двумя конструктивными пилястрами, вкомпонована тематическая фреска — сграффито. Она втиснута между двумя пилястрами и занимает часть средней полосы стены — примерно 1/15 часть площади всей стены. Такой незначительный фрагмент на стене не просматривается должным образом, «теряется» в большом помещении, к тому же занятом машинами, рулонами бумаги, краном и пр. Следовательно, в данном случае произведение искусства не соответствует величине интерьера, условиям обозреваемости и не имеет поэтому необходимого   эмоционально-художественного  значения.

Совершенно иной масштабный эффект возможен при использовании в интерьере небольших по размеру произведений искусства и размещении их на уровне глаз в поле отчетливой видимости. Это способствует тому, что человек, не обращая большого внимания на высоту помещения, чувствует привычную для себя по величине окружающую среду.

При этом усиливается впечатление соразмерности элементов интерьера с чело-веком и пространством, выразительности композиции, особенно если масштабность органически соответствует назначению интерьера, его внутренней идее.

В условиях относительно небольших общественных интерьеров достаточно ярко проявляется принципиальное значение соразмерности произведений монументально-декоративного искусства человеческому масштабу и размещения их в соответствии с требованиями оптимальной видимости для достижения масштабности.

Для создания привычного масштаба в общественных интерьерах, если они пред-ставляют собой значительное пространство или имеют чрезмерно большую высоту, необходимы более мелкие элементы, размеры и членения, которые были бы соразмерны человеку. Это относится и к произведениям монументально-декоративного искусства.

На основе результатов исследований интерьеров в натуре можно утверждать, что в большинстве случаев необходимая масштабность (особенно с точки зрения со-размерности средств монументально-декоративного искусства с пространством и чело-веком) достигается. Однако в практике решения интерьеров можно отметить и недостатки:

  • чрезмерное укрупнение форм и деталей произведений монументально-декоративного искусства по отношению к масштабу пространства интерьера и человеку;
  • чрезмерное уменьшение форм и раздробление деталей произведений монументально-декоративного искусства по отношению к масштабу пространства интерьера;
  • масштабная согласованность всех элементов интерьера между собой иногда достигается без учета масштаба человека; в таком случае ин интерьер оказывается несоразмерным человеку и не обладает нужной масштабностью;
  • достигнутая масштабность всех элементов интерьера (в том числе произве-дений монументально-декоративного искусства) не соответствует его внут-ренней идее, назначению, тематическому содержанию.