Замысел Л’Анфана

Проектный замыселГазеты не без издевки предлагали устроить город на передвижной платформе со статуей генерала Вашингтона в центре. Наконец в 1790 г. было решено, что столица будет располагаться на реке Потомак. Разработать ее планировку и разместить важнейшие здания было поручено П. Л’Анфану, французскому архитектору и инженеру, который участвовал в войне с англичанами волонтером в армии Вашингтона.

Он предложил следующее: «Я сделал расчленение регулярным, улицы шли под прямым углом от севера к югу, от запада к востоку, и затем прорезал несколько в других направлениях в качестве проспектов, соединяющих все важнейшие места, желая, чтобы они… не только контрастировали с общей регулярностью, не только обеспечивали большее разнообразие… приятных видов, но — главное — связывали бы различные части города…». Возникала необычная и выразительная структура поселения, исчерченного многочисленными длинными, по-разному направленными диагональными улицами. Они выделялись, по замыслу Л’Анфана, шириной (24 м) и должны были обсаживаться деревьями.

[ad#centre]

Площади и важнейшие здания концентрировали на себе пучки этих лучей. Самые крупные общегородские пространства возникли у дворца президента (будущего «Белого дома») и здания для заседаний конгресса («Капитолия»). \От резиденции президента к реке шел парк, от Капитолия — широкий и длинный бульвар, они встречались у Потомака, пересекаясь под прямым углом. Образовалась парадная зона города, отмеченная еще и каналом с цепью бассейнов. Л’Анфан задумал поселение крупного масштаба, торжественное по своей композиции, что и требовалось для столицы.

Долгое время Вашингтон существовал лишь в виде заложенных зданий и проспектов, представлявших собой просеки в лесу или поля, в которых были поставлены вехи, намечавшие будущие магистрали. К 1850 г. он оставался все еще небольшим городом. В нем доминировало здание Капитолия, отовсюду был виден его высокий купол. Белый дом смотрелся большой помещичьей усадьбой. Вокруг них сгрудились небольшие скромные дома, гуще — у резиденции президента, в остальных частях города они стояли значительно реже среди пустырей. Положение изменилось лишь после 1865 г., когда благодаря победе Севера  в гражданской  войне  федеральная власть усилилась. В течение последней четверти XIX в. Вашингтон превратился   в   значительный   город.

Замысел Л’Анфана, хотя он долго не осуществлялся, оказал значительное влияние на градостроительство США. Лучевые улицы появились в 1802 г. на плане Филадельфии. Джон Вудвард в 1807 г. создал проект перестройки Детройта, в котором своеобразно развил принцип сочетания прямоугольной схемы с диагональными и лучевыми системами, наметив сложнейший рисунок уличной сети. В 1820- 1830 гг. в американском градостроительстве уже слышались лишь далекие отзвуки идей Л’Анфана. Они проявлялись в магистралях, рассекающих жесткие планировочные решения Ма-дисона или Кливленда. Можно заметить их отголоски в планах городов с диагональными главными проспектами: Спарты, Индианополиса и др., а также в лучевых структурах Перрисбурга или Сандаски. Однако художественный метод, основанный Л’Анфаном, терялся среди бесчисленных поселений со строгой, утомительно регулярной    прямоугольной    структурой.

В связи с быстрым экономическим развитием Нью-Йорка в 1811 г. по проекту Ранделла был составлен его новый план. Город увеличивался в 4 раза. Новая часть была основана на 12 продольных улицах (ширина 30 м) и 155 коротких поперечных (ширина 18 м), которые пересекали первые через каждые 60 ми шли от одного до другого берега острова Манхаттан. Не менее строгая система была применена в Чикаго, Сан-Франциско, а в проектах калифорнийских городов 1840-1850 гг. Сакраменто, Беника и др. она была доведена до абсурда. Там система разделения городской территории на мелкие части, предназначенные на продажу, совершенно вытеснила какие-либо другие методы.

Города США превратились в середине   XIX   в.  в  своей  строительной части в одно из излюбленных «дел» коммерческих   предприятий,      стали предметом спекуляции. Американские историки градостроительства даже употребляли два специальных термина, обозначающих данные явления: «города на продажу» и «города вдоль рельсов». Один из английских путешественников Д. Бриггз так рассказывал о «городах на продажу» и о том, как ловкие дельцы обкрадывали эмигрантов: «Тот, кто предпринимает спекуляцию, делает план города с его улицами, площадями и проспектами… общественными зданиями и памятниками. Улицы разделены на участки, дома пронумерованы, площади названы именем Франклина или Вашингтона. Сам город имеет какое-нибудь славное имя, вроде Трои или Антиохии. Все это гравировано на листах и повешено во всех…. отелях… тем не менее город — лишь видение. Его настоящее местоположение — на берегу какой-нибудь реки далекого Запада, на 500 миль позади цивилизации, может быть под водой или среди дремучего леса и непроходимых болот». Во второй половине XIX в., когда появились железные дороги, все стало проще, прямоугольные сетки улиц стали разбивать по обе стороны полотна, выбрав какое-либо место на пути с востока на запад. Это «города вдоль рельсов», такие, как Натрона или Галва в Иллинойсе, Херингтон в Канзасе и др.