У истоков западно-европейского градостроительного искусства XVIII-XIX столетий

В этот период значение Рима в развитии европейской культуры резко возросло, чему в значительной степени содействовала новая вспышка интереса к античному искусству. В результате этого столица Папской области превратилась в объект паломничества, в основе которого уже лежало не стремление к католическим святыням, а желание познакомиться с останками памятников античной культуры, щедро рассыпанными на территории города.

В Рим устремились передовые люди всех европейских стран. Здесь жили и изучали искусство немецкие, французские и английские архитекторы. Совершенствовали свое мастерство пенсионеры петербургской Академии художеств.

[ad#centre]

Большую роль в римской жизни середины XVIII в. играл Дж. Б. Пиранези (1720-1778) — художник-график, археолог, страстный любитель римской античности.
Пиранези поселился в Риме в 40-е годы XVIII в., предварительно пройдя школу архитектурно-инженерного искусства в Венеции и театрально-живописного мастерства в Риме. В 1748 г. появляются первые гравюры его труда «Виды Рима», с этого времени он работает над изображением ансамблей «вечного города» всю свою жизнь.

Исследователь творчества итальянского мастера С. А. Торопов справедливо замечал, что Пиранези явился одним из провозвестников стиля неоклассицизма. Правда, творчество его находилось в плену ультрабарочных концепций. Но, пристально вникая во все глубины конструктивных построений древних и так ярко воспроизводя их в чисто барочных композициях, он уже непроизвольно, но настойчиво агитировал за новую архитектуру.

Действительно, альбомы гравюр Пиранези вполне могли быть названы трактатами по градостроительному искусству, написанными языком архитектурной графики. Прежде всего бросаются в глаза объекты, на которые ориентировался итальянский художник, и способ их показа. Пиранези изображал руины античного Рима в обстановке современного ему города. Таким образом он создавал живописные композиции, составленные из античной и современной ему архитектуры.

Большое значение для развития градостроительного искусства сыграло творческое содружество Пиранези с граверами, отцом и сыном Нолли, исполнившими знаменитый план Рима 1748 г., получивший в истории градостроительства их имя.

План Нолли, как и гравюры Пиранези, оказал огромное влияние не только на развитие картографического искусства, но и на сам строй градостроительного мышления европейских зодчих. Показ на одном и том же плане точных габаритов улиц и площадей, а также дворов-перистилей и внутренних пространств ведущих зданий свидетельствовал о том, что автор плана при изображении города исходил из принципа «единства» городских и внутренних пространств. Другими словами, он на конкретном примере Рима продемонстрировал крылатую фразу Палладио о том, что «город это тот же дом…», т. е. что городские пространства являются непосредственным продолжением интерьеров зданий. Нет необходимости говорить о том, сколь плодотворна была подобная точка зрения в противовес раздельному рассмотрению архитектурных и планировочных задач.
По обычаям того времени план Рима 1748 г. был украшен внизу по углам аллегориями, выполненными Нолли по рисункам Пиранези, изображавшими слева античные руины, а справа здания эпохи Возрождения и барокко. В центре же помещался картуш с именами исполнителей плана, как бы символизировавший собой призыв к объединению разновременных сооружений в единое архитектурное целое.

Однако пути и методы освоения классического наследия и тем более включение руин в живой городской организм родились не сразу. Часть итальянских архитекторов — Т. Теманца (1705-1789), Бертотти-Скамоцци (1719-1790), Э. Дзанотти (1709 — 1782), работавшие главным образом в Венеции, Виченце и Тревизо, продолжали развивать традиции Палладио, считая, что он уже достиг определенных высот в освоении античного наследия и что не следует начинать все «с нуля». К ним примыкал и известный итальянский просветитель, друг французских энциклопедистов, теоретик архитектуры Ф. Алгаротти (1712-1764).