Создание нового торгового центра Парижа

Создание нового торгового центра Парижа Создание нового торгового центра Парижа на месте прежнего средневекового рынка, строительство соответствующих зданий гостиных дворов, биржи, магазинов и складов было насущной потребностью быстро растущего города. Можно назвать и другие проектные предложения, свидетельствовавшие о том, что наиболее прогрессивно мыслившие архитекторы заботились не столько о размещении монумента короля, сколько о жизненных потребностях столичного города. В этом сказались антифеодальные просветительские идеи Вольтера, Руссо и Дидро, олицетворявших собой культуру предреволюционной Франции. Это была эпоха, когда, по метким словам Ф. Энгельса: «Религия, понимание природы, общество, государственный строй — все было подвергнуто самой беспощадной критике; все должно предстать перед судом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него»1. Свойственный просветителям широкий диапазон интересов, рационализм и материалистическое (на уровне XVIII в.) толкование явлений природы, установление неразрывной связи между этическими и эстетическими задачами искусства, возрождение понятия гражданственности — все это заставило архитекторов по-новому посмотреть на город как на социальное и художественное целое.

[ad#centre]

Однако король сам указал место для строительства монумента между садом Тюильри и началом проспекта Елисейских полей. В 1753 г. был объявлен новый конкурс, на этот раз только на архитектурно-пространственное решение площади, победителем которого стал королевский архитектор Ж.-А. Габриель (1698-1782). Так возникла в центре Парижа самая крупная, открытая со всех сторон площадь, решенная средствами вертикальной планировки. Ее облик вполне соответствовал новым эстетическим идеалам, призывавшим к подражанию природе и слиянию с ней. И действительно, площадь Людовика XV занимала узловую позицию в парижском ландшафте, располагаясь на повороте реки и у начала большого паркового массива Елисейских полей.

Конкурс на площадь Людовика XV показал, в каком плачевном состоянии находилась французская столица. Париж критиковал в своих произведениях Вольтер, о необходимости его реконструкции писали крупнейшие теоретики этого времени: Блондель, Ложье, Патт й Леду.

В своем капитальном труде «Курс архитектуры…» (1771 — 1777) Ж. Ф. Блондель писал, что необходимо составить проекты усовершенствования планировки для большинства городов Франции и прежде всего для Парижа. Он считал, что нужно определить в городе места для торговли, общественной жизни и отдыха горожан и уделить внимание улицам и площадям, в которых Блондель видел не только коммуникации, но и городские ансамбли. Его собственный градостроительный опыт по реконструкции центров Меца и Страсбурга свидетельствовал о большом мастерстве этого архитектора в деле проектирования городских пространств и стилистического их решения. И в Меце, и в Страсбурге Блонделю пришлось включать в создаваемые им ансамбли крупные готические соборы. И в этой работе Блонделю пришла на помощь вторая его профессия — педагога и историка архитектуры.

В период проектирования площади Людовика XV в Париже аббат Ложье (1713-1769) опубликовал трактат «Опыт об архитектуре» (1753), в котором целая глава была посвящена городам и прежде всего Парижу, лишенному, по его мнению, «необходимых удобств, приятности и величия». Как и многие его современники, Ложье отрицательно относился к средневековому наследию столицы, усматривая в нем отсутствие разумного начала. Об этом свидетельствовали его сравнения старого Парижа с дремучим лесом, который, по мнению Ложье, надлежит превратить в парк. «Нужно смотреть на город, как на лес. Его улицы — те же дороги, которые следует проложить в лесу. Красоту парка составляют множественность, прямизна и ширина дорог, но нужно, чтобы их нарисовал кто-нибудь, подобный Ленотру, и чтобы он вложил в план свой вкус и мысль». В этих словах заключалась целая градостроительная программа, отражавшая особенности градостроительного мышления французских архитекторов эпохи классицизма. Отныне «прорубка просек» в сложившемся городе стала основным методом реконструкции городов, широко использовавшимся не только в XVIII, но и в XIX в.

Ложье уделял большое внимание архитектурному решению улиц. Он предлагал регулировать высоту и протяженность застройки в соответствии с шириной улицы исходя из эстетического принципа гармонического сочетания единства и разнообразия, столь свойственного классицизму этого времени. Позднее в трактате «Заметки об архитектуре» (1765) Ложье стал больше уделять внимания принципу разнообразия в архитектуре и планировке городов и отошел от категорического осуждения готики, признавая за ней положительную роль в обогащении силуэтов городов.

Ложье не ограничивался теоретическими рассуждениями, но давал некоторые практические советы по реконструкции Парижа. Особый интерес в этом смысле представляет его идея прокладки радиальных улиц от внешних городских ворот, которые он рекомендовал превратить в монументальные городские въезды. Эта идея частично была осуществлена в конце 80-х годов того же столетия, когда в Париже были построены новые таможенные городские границы, так называемые Фермье Женеро, включившие обширные пригородные территории. Как известно, монументальные заставы этих укреплений были построены архит. К.-Н. Леду.