Рост Парижа в XVIII веке

Рост Парижа в XVIII векеВ XVIII в. наблюдался быстрый рост Парижа. Его население достигло уже 0,5 млн. жителей. Прежние привилегированные жилые районы Марэ и Тюильри были уже застроены, строительство новых домов стало осуществляться вне городских границ. Основными застройщиками были дворяне и разбогатевшие буржуа, т. е. обладатели крупных земельных наделов и капиталов. Изменился и тип городского жилища.

Прежние отели сменились просторными городскими усадьбами, каждая из которых состояла из курдонера, собственно жилого дома и регулярного сада позади него. Эти усадьбы составляли ансамбли улиц, пространственно обогащенных парадными дворами, тогда как регулярные сады сливались в единые зеленые ленты внутриквартальных пространств. Наилучшим образом характер застройки новых районов изображен на аксонометрическом плане Парижа Тюрго-Бретеза 1739 г.

[ad#centre]

Следует отметить, что некоторые землевладельцы, первоначально распродававшие под застройку участки в розницу, нашли более выгодным планировать, а иногда и строить целые жилые кварталы с тем, чтобы затем сдавать их внаем. Примером тому могут служить земли на северо-западе Парижа в предместье Сент-Онорэ и Монмартр. Здесь в 1720 г. герцог дАнтен проложил дорогу, получившую название шоссе дАнтен, и несколько прямолинейных улиц. Вскоре этот и прилегающие к нему районы Парижа стали одними из самых фешенебельных. Здесь в середине XVIII в. начали селиться банкиры, военные, буржуа, выплачивая за участки баснословные деньги, тогда как парижане с более скромным достатком снимали себе квартиры в готовых жилых домах. Всего в этом районе с 1758 по 1788 г. было построено 10 тыс. домов, что составляло одну треть всех новых домов столицы. Следует отметить, что именно здесь находились особняки, возведенные по проекту К.-Н. Леду (отели Монморанси, Гимар, Телюссон, отель и доходные дома Остен и др.).

Аналогичный жилой район, но несколько более скромных размеров, возник в северо-восточной части Парижа, в предместье Тампль, на землях герцога Ангулемского. Он представлял собой почти квадратную в плане территорию, пересеченную перпендикулярными улицами и примыкавшую к бульвару Тампль. В центре квартала была спланирована прямоугольная площадь, получившая название площади Ангулем.

Наиболее совершенным с планировочной точки зрения был новый квартал, возникший на землях, принадлежавших принцу Конде близ Люксембургского дворца, в центре которого были построены театр (Одеон) и полуциркульная площадь с радиально расходящимися улицами, застроенная особняками и жилыми домами.

Как видно из вышесказанного, в жилищном    строительстве    Парижа преобладала частная инициатива, что при отсутствии перспективного плана развития города угрожало превращению его в хаотическое скопление зданий.

Правда, в 1705-1738 гг. вышел четырехтомный «Трактат  полиции», написанный архит. Р. Деламаром, в котором излагались «Строительные планы и рекомендации», но они не носили обязательного характера. Меры были приняты лишь в 1783 г., когда вышел королевский указ, запрещавший частным застройщикам строить жилые дома выше 60 футов (20 м) и прокладывать улицы уже 30 футов (10 м).

Что же касается создания отдельных общегородских ансамблей, то они, как и новые жилые кварталы Парижа, строились от случая к случаю и часто зависели от случайных обстоятельств. К таким ансамблям можно отнести новую улицу Нотр-Дам и расширение соборной площади по проекту архит. Ж. Боффрана (1748), а также площадь Людовика XV.

Проектирование и строительство площади Людовика XV в Париже составило целую эпоху в европейском градостроительстве XVIII в.

Сама по себе идея строительства площади принадлежала членам парижского городского совета, которые в 1748 г. заказали скульптору Бушардону конную статую короля. В 1749 г. был объявлен конкурс на выбор места и архитектурное решение площади для монумента. Архитектор и теоретик П. Патт включил в свою книгу «Монументы, воздвигнутые во славу Людовика XV…» (1767) почти половину проектов, представленных на конкурс. Особую ценность представляет гравюра Патта, на которой изображен план Парижа с нанесенными на нем лучшими проектными предложениями. Благодаря этому плану видно, как репрезентативная,    верноподданническая идея превратилась в поиски тех мест Парижа, которые нуждались в незамедлительной реконструкции. Таковы варианты круглых площадей, которые проектировались на самых важных транспортных перекрестках Парижа. Обращает на себя внимание и целый ряд проектов создания общественных площадей. Таково предложение архит. Русселя — поставить монумент королю на Гревской площади, что послужило бы причиной ее реконструкции и строительства нового здания ратуши Парижа. Интересно также одно из нескольких проектных предложений архит. Боффрана, задумавшего создать новый рынок в Париже, решенный в виде системы площадей с монументом, водруженным на одной из них.