Градостроительство в западной Европе и Америке в XVIII — первой половине XIX века

Градостроительство в западной Европе и Америке в XVIII — первой половине XIX векаДля большинства стран Западной Европы XVIII в. был переходным от феодальной к капиталистической формации. Это особенно сильно сказывалось на развитии городов, в которых начало сосредоточиваться мануфактурное производство.

Так, если в 1700 г. в Европе насчитывалось только 14 городов с численностью населения более 100 тыс. чел., то к 1800 г. таких городов стало свыше 20, что свидетельствует о том, что процесс концентрации городского населения уже начался со всеми вытекающими из этого последствиями: необходимостью размещения пришлого трудового населения, строительства новых промышленных сооружений и т. д.

Однако градостроительная практика не отвечала этим задачам, поскольку строительное дело и финансы находились в руках феодальных правительств и абсолютных монархов, использовавших их главным образом в своих интересах.

[ad#centre]

Положение осложнялось еще тем, что на протяжении первой половины XVIII в. государства Западной Европы были вовлечены в следовавшие одна за другой войны, сильно ослаблявшие их экономику. После войны за Испанское наследство (1710-1714), которая разгорелась между Францией и испанскими и австрийскими Габсбургами за политическую гегемонию в феодальной Европе, вспыхнула новая война за Австрийское наследство (1740-1748) между Пруссией, которую поддерживала Франция, и Австрией, действовавшей при поддержке Англии.

Через восемь лет началась Семилетняя война (1756-1763), превратившаяся во всеевропейскую войну между Пруссией, действовавшей совместно с несколькими северо-германскими государствами, Англией и Австрией в союзе с Францией, Россией, Швецией и Саксонией. Семилетняя война не изменила политической карты Европы, но существенно повлияла на расстановку политических сил. Англия утвердила свой престиж морской колониальной державы, международный авторитет Франции покачнулся, роль Пруссии возросла, Австрия вступила в союз с Россией против общего врага — Турции.

Естественно, что в столь сложных условиях градостроительная деятельность сводилась главным образом к укреплению городов и приведению их в боевую готовность, особенно в районах военных действий. В отличие от предыдущих столетий основные бои происходили на открытых местностях, где строились так называемые полевые земляные укрепления либо в виде непрерывных линий, либо в виде размещенных в разбежку флешей и редутов. И все же иногда города становились объектами вражеской осады, что вызывало необходимость обновления старых или строительства новых укреплений.

В начале XVIII в. большая часть западно-европейских городов получила бастионные укрепления, сковавшие их естественный территориальный рост на несколько десятилетий вперед. Весьма примечательно, что где бы ни возводились эти укрепления: во Франции или на юге Англии, в германских княжествах или в Швеции — везде они следовали общим правилам и образцам. И в этом был залог их обороноспособности. Но неправильно было бы думать, что стремление к общеевропейским стандартам сказалось лишь только в военном искусстве.
В начале XVIII ст. торгово-промышленная буржуазия европейских государств стремилась выйти за узкие, мешавшие ее развитию рамки отдельных государств. Это был период формирования буржуазных в своем существе взаимосвязей наиболее развитых европейских государств в противовес их феодальной замкнутости и разобщенности, предшествовавшей сложению в Западной Европе крупных национальных государств. В. И. Ленин, подчеркивая социальную сущность понятия «нация», указывал на то, что создание «…национальных связей было не чем иным, как созданием связей буржуазных». Это был период ломки феодальной и становления новой буржуазной культуры, представители которой жаждали общения, знаний и свободы действий, вылившихся в широкое движение просветительства. Именно в это время наметились некоторые центры культуры общеевропейского значения. Так, английские промышленные города стали привлекать к себе специалистов по инженерному ремеслу и прикладным наукам, университетские города Германии славились как центры естественных научных знаний, в города Голландии и Дании стремились те, кого интересовали торговля и судоходство, города же Италии являлись средоточием европейского искусства.

К середине XVIII в. авторитет Рима как источника вдохновения архитекторов, художников и скульпторов возрастает. Более того, Рим становится эпицентром нового стилистического направления в искусстве — классицизма, несмотря на то, что никаких существенных градостроительных работ в папской столице не производилось.

К этому времени в большей части европейских стран начал активизироваться процесс кризиса феодального абсолютизма и сложения капиталистического способа производства. Это сопровождалось значительными сдвигами в области идеологии и культурной жизни этих стран и воплотилось в просветительском движении, которое охватило наиболее прогрессивно мыслящих ученых, художников и архитекторов. Просветители подвергали резкой критике церковный и светский абсолютизм и противопоставляли ему такое устройство общества, которое бы на свободе и гражданском равенстве. Невольно возникали исторические аналогии с Древней Грецией и Древним Римом. Античность, таким образом, стала символом и своеобразным идеалом времени.