Градостроительное искусство Австрии и Германии XVIII — первой половины XIX века

Градостроительное искусство Австрии и Германии XVIII - первой половины XIX векаНачало XVIII в. совпало с укреплением абсолютизма в Австрии. Императоры Священной Римской империи из династии Габсбургов, исторически связанные с католическим Римом, стремились создать иллюзию политического превосходства в Центральной Европе. Считая себя «наследниками» древнеримской империи и одновременно папского Рима, они способствовали возникновению соответствующего архитектурного стиля в дворцовом и церковном строительстве. Эти задачи были поручены двум архитекторам — И. Б. Фишеру фон Эрлаху (1656 — 1723) и И. Л. фон Гильдебрандту (1668 — 1745), изучавшим архитектурную профессию в Риме у одного из поздних мастеров римского барокко — Карло Фонтаны (1638 — 1714).

Карло Фонтана славился не столько практическими работами, сколько грандиозными градостроительными замыслами, так и не получившими воплощения. Достаточно вспомнить его проект развития системы площадей от собора св. Петра к замку св. Ангела, изложенный в специальном трактате 1694 г. В то же самое время австрийские зодчие, и прежде всего Фишер фон Эрлах, интересовались не только архитектурой барокко, но и архитектурными сооружениями эпохи античности и Возрождения, а также регулярным садово-парковым искусством Франции.

[ad#centre]

Все это нашло свое отражение в проектах и постройках Фишера фон Эрлаха, а также в его книге, посвященной «исторической архитектуре» (1721),в которой он, любуясь памятниками разных эпох и разных стилей, делал существенный вывод: немеркнущая ценность произведений архитектурного искусства заключается не в книжных правилах и канонах, а в творческом развитии тектонического замысла. В этих словах заключалось целое направление в понимании городских ансамблей, открывалась возможность объединения зданий различных эпох (или различных стилей) посредством гармонизации их пропорций. Подтверждением этого теоретического принципа являлись проекты и постройки самого Фишера фон Эрлаха.

Став придворным архитектором австрийских императоров, он начал украшать Вену парадными ансамблями: построил несколько триумфальных арок и мемориальных колонн-обелисков, многочисленные городские дворцы и среди них — дворцы принца Евгения Савойского, графа Манфельда-Фонди и многое другое.

Особое место в творчестве Фишера фон Эрлаха занимала летняя резиденция Габсбургов — Шёнбрунн, находившаяся недалеко от города на территории, примыкавшей к правому берегу реки Венки (притоку Дуная).

Дворцовый комплекс в Шёнбрунне в его первоначальном грандиозном проектном варианте свидетельствовал о значительном влиянии на Фишера фон

Эрлаха французского садово-паркового искусства и в первую очередь Версаля. Обширная осевая композиция Шёнбрунна, расположенная на террасообразном рельефе и послужившая объектом подражания для многих загородных резиденций венских вельмож, окруживших кольцом старую Вену, представляла грандиозное зрелище. Огромный дворец с центральным полукружием, протяженными боковыми крыльями и отдельно стоящими боковыми павильонами занимал доминирующее положение. Система пандусов и подпорных стен с балюстрадами позволила спуститься на нижний уровень, где находился парадный въезд со стороны реки, фиксированный двумя триумфальными колоннами. Большое внимание уделялось архитектором водным сооружениям. Бассейны, гроты, каскады, фонтаны вошли составными элементами в симметричную композицию парка. Их дополняли партеры и стриженые деревья. Проект не получил осуществления, и Шёнбрунн построен был Фишером фон Эрлахом в более скромном варианте, причем в отличие от первоначального замысла дворец размещался на верху, а внизу, на берегу Венки, а на вершине холма позднее была построена сквозная видовая галерея — Глориетта.

Но наиболее ярким «программным» произведением был мемориальный ансамбль, построенный за пределами городских стен Вены в память избавления от чумы 1713 г. Ансамбль строился долго (1716 — 1737) и был завершен после смерти зодчего. Он представлял собой крупный католический храм, перекрытый овальным в плане куполом, напоминавшим купола барочных храмов Рима. Центральный вход украшал шестиколонный портик с фронтоном, подобный портику Пантеона в Риме. Парные триумфальные колонны, напоминавшие колонны Траяна в Риме, служили одновременно и колокольнями. Они были покрыты барельефами, повествовавшими о различных эпизодах жизни святого Карла Борромея, и пространственно соединялись с нартексом храма, имевшего по концам две симметричные трехъярусные башни с проездами в нижнем уровне.

Ансамбль церкви Карла Борромея располагался на открытой местности, возле главной дороги, соединявшей Вену с Римом. Своей осью ансамбль был ориентирован на городской дворец Габсбургов — Хофбург, точнее — на придворную готическую церковь Августинцев, где происходили брачные церемонии членов императорской фамилии.

Со стилистической точки зрения церковь Карла Борромея была далеко не однозначна. Имея несомненно барочную композицию плана и силуэт, она включала в себя и элементы античной римской архитектуры. Однако это не была простая компиляция архитектурных форм, а скорее талантливая фантазия на тему римской архитектуры, подобная графическим фантазиям Пиранези, появившимся три десятилетия спустя. В стилистическом отношении ансамбль церкви Карла Борромея знаменовал собой завершение барочной культуры и открывал перспективы европейского классицизма XVIII в.