Административные центры колониальных земель XVIII ст.

Административные центры  колониальных земель XVIII ст.Проблемы планировки территорий пытались решать и в Массачусетсе, Нью-Хемпшире, Род-Айленде и других колониях. В Виргинии составлялись топографические карты, на которые наносились проектировавшиеся дороги и контуры предполагавшихся поселений, и нередко чертился проект типового городка. Большое распространение получила схема поселения с квадратной площадью в центре, вдоль которой выстраивались отдельные участки, образовывавшие такую же по форме фигуру, а к ним сзади примыкала еще цепочка домов, формировавшая внешний квадрат поселения.

В течение трех четвертей XVIII ст. развивались административные центры  колониальных земель, а также было основано большое число новых, сравнительно крупных поселений. Для многих образцом служила строгая регулярность Филадельфии с характерным для нее выделением главных улиц, симметричным расположением площадей, намечавшихся в каждой» части города. Это подтверждают планы Саванны (1730-1740), Джорджтауна (1754), Луисвилла (1779) и др.

[ad#centre]

Однако в ряде случаев пытались найти более выразительные решения. В   столице   Мериденда   Аннаполисе в 1718 г. была намечена планировка, близкая по своему характеру к проекту К. Рена по перестройке Лондона после пожара 1666 г. Асимметрично расположенные, сближенные между собой круглые площади, меньшая и большая, вбирали в себя лучевые структуры. Этот рисунок накладывался на прямоугольную сетку улиц, ограниченную сложно изрезанной береговой полосой. Возникал динамический, насыщенный образ. В столице Виргинии Вильямсбурге крупные здания — Капитолий и Колледж — замыкали главную улицу. Другая ось была направлена на дворец губернатора, за которым предполагалось разбить регулярный сад. В Бостоне, столице Новой Англии, в середине XVIII в. наибольший интерес представлял район гавани. Изрезанная береговая линия была плотно застроена домами и хозяйственными постройками. Широкая Королевская улица рассекала живописную планировку города на две части. Такой же принцип можно заметить и в Нью-Йорке того времени. В его уличной сети уже тогда ведущую роль играл Бродвей. Бостон и Нью-Йорк были в числе редких городов Америки XVIII в. с относительно живописными планами. В целом же безраздельно господствовало регулярное градостроительство.

Война с Англией, объявление бывших колоний независимыми государственными образованиями — штатами и их объединение (1775-1783) ознаменовали новый период в истории Северной Америки и открыли новую страницу в ее градостроительстве. Несмотря на принятую Конгрессом декларацию об объединении, отдельные штаты не сразу составили нечто целостное. С градостроительной историей связаны два конфликта между ними, касавшиеся распланирования новых территорий на западе и размещения федеральной столицы.

Вскоре после заключения договора о конфедерации, объединявшего разрозненные английские колонии, оказалось, что Виргиния организовала административное управление Кентукки и части территории Огайо; Северная Каролина и Джорджия объявили о присоединении к себе всей территории от их границ до Миссисипи; Массачусетс требовал себе западную часть штата Нью-Йорк, а Коннектикут продлил свои земли на запад, задев районы, принадлежавшие Пенсильвании и другим штатам. Для урегулирования всех этих конфликтов потребовалось провести ряд мер, которые выразились в нескольких крупных планировочных начинаниях. В 1785 г. Континентальный конгресс установил правила разделения территорий. Земля на западе объявлялась общегосударственной собственностью, предназначенной для продажи колонистам, причем государственная цена для неосвоенных площадей была невероятно низкой (1 доллар за акр). Это впоследствии привело к колоссальным земельным спекуляциям.

Конгрессом было принято решение, которое превратило данный раздел земель в крупнейшее явление градостроительной культуры Америки. Было установлено, что еще до продажи частным лицам или общинам огромные территории за Аппалачами должны быть расчленены на квадраты со стороной 6 миль, которые составили бы отдельные округи, а каждая округа — на 36 квадратных же секций. Данная система была проведена в жизнь, создав грандиозную, строго геометрическую пространственную структуру. Эта прямоугольная сетка, нарушаемая лишь горами и реками, продлилась в XIX ст. вплоть до Тихого океана. Она и сегодня формирует одну из особенностей топографии Америки, бросающуюся в глаза. С востока на запад и с севера на ют тянутся прямые линии, расчленяющие пространства, составляющие границы полей, дороги и т. д.

Недостаточно было расчертить большие территории межами, нужно было заселить их, организовать управление ими, потребовалось основать целый ряд городов. Этот процесс особенно активно проходил в Огайо. В конце XVIII и в начале XIX в. возникли Мариетта, Галлиполис, Цинциннати, Колумбус и др. Планировочные решения этих центров освоения новых земель были однообразны. Обычно город одной стороной выходил к реке. Прямые, перпендикулярные друг другу улицы рассекали его на кварталы, внутри них — снова геометрически точное расчленение на участки. Вначале они делались равными, но вскоре земля стала Дорожать, и уравнение площадей, отведенных под дома, нарушилось. В центре города располагалась прямоугольная площадь, обычно одна, иногда несколько. Простота планировки поселений объясняется тем, что сама градостроительная деятельность в США того времени носила иной характер, чем в Европе. Она была составляющей процесса общего распланирования вновь осваивавшихся пространств страны, и теми же методами, как разбивались на участки земли штата или округа, разделялись территории городов на отдельные элементы. Землю нарезали на участки определенной площади наиболее простым и геометрически убедительным путем — с помощью прямоугольной сетки. Для планировщиков в этих новых американских городах художественные задачи были отодвинуты даже не на второй, а на третий план.

По-другому обстояло дело при создании новой федеральной столицы, которая должна была представлять лицо страны.