Тормозящее влияние феодально-крепостнических пережитков на процесс градообразования в России

Тормозящее влияние феодально-крепостнических пережитков на процесс градообразования в РоссииВ 1871 г. английский предприниматель Д. Юз приобрел казенные земли в Донецком каменноугольном бассейне и основал там металлургический завод. Одновременно он получил крупную ссуду и взял концессию на строительство железной дороги. Вскоре вокруг завода и шахт выросло рабочее поселение — Юзовка, насчитывавшее 6,5 тыс. рабочих. Несмотря на то, что это поселение напоминало по своему промышленному характеру город, оно так и не получило городского статуса вплоть до Октябрьской революции.

Не менее ярким примером было село казенных крестьян Каменское на Днепре. Здесь в 1886 г. был построен металлургический завод, превративший бывшее сельскохозяйственное поселение в крупный промышленный и торговый центр. Несмотря на это, село Каменское, как и поселок Юзовка, не получило право называться городом, поскольку землей, как и всей недвижимостью, владели заводчики и купцы, не желавшие распространять на свою собственность муниципальное управление.

[ad#centre]

Тормозящее влияние феодально-крепостнических пережитков на процесс градообразования в России выразилось в том, что, согласно закону 1863 г. «О порядке переименования селений в города», его реализация зависела фактически от воли землевладельцев. Грабительские суммы, которые требовали помещики от сельских жителей в качестве выкупа, нередко служили причиной приостановки этого преобразования. Так, по этой причине не был преобразован в город Нижний Тагил, где уже к 60-м годам XIX в. проживали свыше 20 тыс. чел., а также Ижевский завод, центр оружейного производства, где к концу века проживала 41,5 тыс. чел.; не получили статуса города и старые солеваренные прикамские села Усолье и Ленва, хотя по производству соли они занимали одно из ведущих мест в России.

Промысловые села Усолье и Ленва были потомственными вотчинами графов Строгановых. Затем часть земель отошла к князьям Голициным, Бутеро и графам Лазаревым. В соответствии с этим и солеварни, располагавшиеся вдоль Камы и ее притоков, и прилегавшие к ним посады находились в разном владении. В Усолье было 13 посадов, а в Ленве — пять. Сразу же после отмены крепостного права местным архитектором Крячковым был сделан новый регулярный план для Усолья и Ленвы; в — основу которого была положена новая форма ведения хозяйства — «компанейская», предполагавшая создание промысловой компании, хотя фактически сохранявшая феодальные частновладельческие основы. Это нашло отражение в новом генеральном плане 1862 г., где промыслы, принадлежавшие разным владельцам, рассматривались уже как целостная промышленная территория, а разобщенные прежде посады — как единый жилой район. Таким образом, прежняя феодальная структура поселений хотя и сохранилась, но была как бы замаскирована единой планировочной схемой, согласно которой как центральные, так и периферийные кварталы имели одинаковую прямоугольную конфигурацию в плане и составляли в совокупности единую планировочную систему. Владельцы Усолья и Ленвы так и не пожелали превратить бывшие крепостные поселения в город, а в конце XIX в. соляные промыслы Прикамья потеряли свое экономическое значение.

Помимо промышленно-торговых сел к числу поселений городского типа относились и крупные железнодорожные узлы, такие, как Жмеринка и Лозовая на Украине, Тихорецкая в Предкавказье; поселки, образовавшиеся у речных пристаней (например, Балаково в Саратовской губернии и многие другие).

Хаотичность застройки и неблагоприятные бытовые и санитарно-гигиенические условия подобных поселений городского типа, в которых в неприкрытом виде отражалась капиталистическая эксплуатация в сочетании с феодальными пережитками и хищничеством иностранного капитала, вынудили царское правительство в 1897 г. приступить к выработке законодательства по упорядочению положения этих населенных пунктов, однако это начинание так и не было реализовано. Царское правительство рассматривало этот вопрос с бюрократической точки зрения и было не в состоянии решить коренные социально-экономические и градостроительные проблемы. В итоге в России к концу XIX в. наряду с мелкими захудалыми городишками, насчитывавшими 1-3 тыс. чел., имелись и крупные промышленные, торговые и транспортные поселения численностью 30-50 тыс. чел. и более, которые вплоть до Октябрьской революции так и не получили статуса города.

Таким образом, изучая градостроительные процессы пореформенной России, нужно иметь в виду не только сами города, но и их пригороды, фабрично-заводские села и местечки, а также торговые поселения, выросшие при станциях железных дорог и в особенности при железнодорожных узлах.

Для понимания градостроительных процессов пореформенной России необходимо иметь хотя бы краткое представление о том, как управлялся город в указанный период.

Несмотря на то, что еще в 1785 г. указом Екатерины II в России было создано Городовое положение, весь дореформенный уклад жизни, построенный   на  крепостническо-сословном фундаменте, исключал возможность какого-либо участия населения в делах города. Городские думы не имели права решать даже самые мелкие хозяйственные вопросы. В условиях капиталистического развития городов существовавшие формы городского управления оказались неприемлемыми. Вопрос о пересмотре Городового положения 1785 г. встал на очередь. Однако лишь 16 июня 1870 г. была проведена городская реформа.