Создание нового ансамбля на острове Голодай и застройка Тучкова буяна

Создание нового ансамбля на острове Голодай и застройка Тучкова буянаКак уже говорилось выше, в проекте Енакиева принимали участие архитекторы Бенуа и Перетяткович. Именно они решали архитектурный облик зданий, стремясь выдержать его в классических традициях. В отличие от Москвы, где легко воспринимались все архитектурные стили, в Петербурге все   же   предпочиталась  архитектура хоть и эклектическая, но в классических вариантах. Тот же Енакиев в своей книге сетовал на то, что «улицы и площади потеряли строгость стиля и стройность линий…, каждый строит как ему нравится; отсюда разнообразие размеров домов, их стилей и окрасок, производящих впечатление пестроты и незаконченности…».

Идеи Енакиева, Бенуа и Перетятковича не были реализованы. Аналогичная судьба постигла и другие локальные градостроительные замыслы, такие, как создание нового ансамбля на острове Голодай и застройка Тучкова буяна.

[ad#centre]

Западная часть острова Голодай принадлежала   товариществу   «Новый Петербург», которое в 1912 г. хотело выстроить здесь новый жилой район с крупным общественным центром. Был приглашен архит. И. А. Фомин. Он предложил симметричную композицию на основе полукруглой площади, застроенной по контуру многоэтажными доходными домами. На площади доминировали два обращенных друг к другу здания с прилегавшими к ним перистилями, имевшие торговое и административное значение. Три луча расходились от площади. Из них центральный, направленный в сторону петербургского центра, был шире. Перспективы двух других раскрывались с площади сквозь колоннады. Война помешала реализации этого проекта.

Тучков буян (1913), проектировавшийся также по заказу акционерной компании тем же архитектором, представлял собой симметричную композицию, ось которой проходила параллельно Малой Невке. Фомин предполагал создать здесь ансамбль общественных зданий: крытого стадиона, манежей, выставочных залов. Этот проект также остался лишь на бумаге.

Многочисленные акционерные строительные компании, существовавшие в Петербурге в начале XX в., пытались строить и рабочие жилища, входя для этого в контакты с владельцами заводов и фабрик.

Наиболее ранней попыткой этого рода было строительство жилых домов для рабочих управлением заводов Сен-Галли (архит. Зайцев, 1879). Это был целый поселок, состоявший из 18 деревянных домов, расположенных в регулярном порядке, и школы. Подобные образования возникли и при других заводах, например жилой квартал, построенный архит. Н. К. Толвинским по заказу Товарищества Невской ниточной мануфактуры (1896); квартал на Нарвском проспекте (1898), построенный Товариществом Российско-Американской резиновой мануфактуры, и так называемый Гаванский городок, расположенный в западном конце Малого проспекта Васильевского острова и построенный архит. Н. В. Дмитриевым в 1903-1908 гг. по заказу акционерного общества «Борьба с жилищной нуждой». Говоря о подобных экспериментах, нельзя не вспомнить о характеристике, данной Г. В. Плехановым большому жилому дому на 900 чел., выстроенному для своих рабочих владельцем прядильно-ткацкой фабрики Максвелем (ныне фабрика «Рабочий» на проспекте Обуховской обороны). «Низкая плата, непомерно длинный рабочий день, штрафы и придирки мастеров и подмастерьев — все это, разумеется, имело место на фабрике г. Максвеля, как и на других фабриках. Но этот почтенный предприниматель внес, кроме того, еще одну особенность в практикуемый им способ эксплуатации рабочей силы. Около своей фабрики (за Невской заставой) он выстроил большой дом для помещения своих рабочих. Другими словами, к выгодному ремеслу фабриканта он решил присоединить тоже небезвыгодное ремесло домовладельца. Надо отдать ему справедливость — дом его был построен очень хорошо, жить в нем было бы очень удобно, несравненно удобнее, чем в тех грязных домах без воздуха и света, где ютились его рабочие.

Беда заключалась в том, что назначенные г. Максвелем квартирные цены были сравнительно очень высоки и уж во всяком случае не по средствам фабричных рабочих».

Несмотря на то, что все попытки решить жилищную нужду рабочих слоев населения терпели неудачу, мысль о создании поселений идеального типа не оставляла представителей либерально-буржуазной общественности. По примеру других стран в Петербурге было основано в 1913 г. «Общество городов-садов». В задачи этого общества входило ознакомление горожан с западно-европейским опытом строительства поселений такого рода, а также подготовка и создание городов-садов на русской почве. Мы уже упоминали о строительстве Прозоровки под Москвой. Аналогичная попытка, но в больших масштабах, была предпринята правительством и Городской думой на юго-восточной окраине Петербурга. Здесь на огромной территории, располагавшейся за Обводным каналом между Николаевской железной дорогой и Шлиссельбургским шоссе и ограниченной с юга огромным судостроительным заводом Шохина, был распланирован крупный город-сад, получивший название Царский (или Николаевский) городок. Земли, на которых предполагали построить город-сад, принадлежали казне и находились в аренде у Глуховской фермы, но затем устроители нового поселения переарендовали ее в свое пользование с целью построить город-сад и сдавать квартиры внаем рабочим и служащим окрестных заводов и фабрик. Городок получил красивую веерную планировку, состоявшую из четырех лучевых и пяти кольцевых улиц-аллей. По главной композиционной оси располагались торговая площадь, парк, центральный сквер, вокруг которого должны были располагаться административные здания. Однако поселение не было завершено, и идея улучшить жилищные условия рабочих на петербургской окраине потерпела неудачу.