Разновидность городских поселений

Разновидность городских поселенийДовольно больших по тому времени размеров достигли города, экономический профиль которых определяла торговля: Тифлис (ныне Тбилиси, 160 тыс. чел.); Ташкент (156 тыс. чел.) и Вильно (ныне Вильнюс, 160 тыс. чел.).

Они были не только крупными торговыми центрами, но и центрами национальной культуры. Кроме перечисленных городов, также насчитывавших свыше 100 тыс. жителей и имевших большое торговое и промышленное значение, были Казань, Саратов, Астрахань, Ростов-на-Дону, Екатеринослав, Баку, Тула, а также Кишинев. К городам с численностью населения от 50 до 100 тыс. жителей относились многие губернские центры, такие, как Самара, Нижний Новгород, Минск и др., а также некоторые центры уездов, например Царицын. К этой же группе относились железнодорожный узел Николаевск и крупные портовые города Николаев, Ревель, Либава, Таганрог и др. Крупнейшими городами Урала были Пермь (45,2 тыс.), Екатеринбург (43,2 тыс.).

[ad#centre]

В ряду градообразующих факторов первенствующую роль играла промышленность. В. И. Ленин в своей книге «Развитие капитализма в России» выделял следующий ряд городов — «важнейших центров фабрично-заводской промышленности в России»: Петербург и Москва, в каждом из которых насчитывалось к началу XX в. свыше 100 тыс. рабочих (в 1890 г. в Москве было 806 фабрик и заводов, в Петербурге — 490); Одесса, где насчитывалось 306 промышленных предприятий, на которых занято было 8634 рабочих; Рига — 226 предприятий (16 306 рабочих): Екатеринослав — 469 заводов и фабрик (4841 рабочий); Тула — 248 (6418 рабочих); Харьков-122 (3406 рабочих); Киев- 125(5901 рабочий).

Особую разновидность городских поселений составляли промышленные города, концентрировавшиеся в Центрально-промышленном районе. К ним относились подмосковные города Дмитров и Серпухов (где работало соответственно 3,5 и 5,9 тыс. чел.); Богородск (ныне Ногинск), в котором проживало лишь 9 тыс. жителей, но вместе с промышленным селом Глухово числилось свыше 10 тыс. рабочих;

Коломна, знаменитая своим паровозостроительным заводом. В Твери из 53,5 тыс. жителей рабочие составляли почти 7 тыс. В Казани было 78 фабрик с 5 тыс. рабочих.

Важными промышленными пунктами были такие губернские города, как Ярославль, Саратов, Кострома, Самара, Нижний Новгород, Астрахань и уездные — Егорьевск (Рязанская губерния), Шуя и Ковров (Владимирская губерния), Кременчуг (Полтавская губерния), Златоуст (Уфимская губерния). Давнюю традицию имело всестороннее промышленное развитие городов Прибалтики, где преобладала металлообработка и росла торговля. Развитие в степной полосе горного дела и металлургии вело к созданию на новых местах крупных промышленных поселений, что, в свою очередь, вызвало усиленное строительство городов.

О влиянии развития промышленности на рост российских городов красноречиво свидетельствуют такие цифры: если население Екатеринослава за неполные 30 лет (1870-1897) увеличилось в 5 раз, а Тулы, Самары и Нижнего Новгорода удвоилось, то ряд губернских городов, таких, как Новгород, Владимир, Псков, росли очень медленно. В них почти не было промышленности, а торговля имела сугубо местное значение. Немалое число уездных городов, особенно тех, которые, как Руза Московской губернии или Суздаль Владимирской, остались в стороне от сети железных дорог, сохранили свой дореформенный облик. Хозяйственная жизнь в них была вялой, численность населения почти не увеличивалась.

Распределение городов по территории России было крайне неравномерным. В обширной Сибири они исчислялись десятками, тогда как в европейской части — сотнями. Но и в европейской части России концентрация городов была неравномерной, Так, например, в северо-западных губерниях насчитывалось 37 городов, а в среднеземледельческой полосе — 178. Повышенным был процент городского населения на юге России, и вдвое выше среднего (25,7 %) он был в Прибалтике.

Вместе с тем в совокупности города России представляли собой разветвленную систему крупных, средних и малых городских поселений, что свидетельствовало о поступательном развитии народного хозяйства страны.

Ярким примером нового фабрично-заводского города может служить город Иваново-Вознесенск — один из крупнейших центров текстильной промышленности России, который современники называли «русским Манчестером». Иваново-Вознесенск образовался на землях помещика Шереметева путем слияния вотчинного села Иванова и образовавшегося еще в 1853 г. Вознесенского посада, жителями которого были выкупившиеся на волю крепостные. Посад и село резко различались между собой. Если село носило земледельческий характер (в его пользовании было 2,6 тыс. десятин пахотной земли), то посад, площадь которого была в 4 раза меньше, носил ярко выраженный торгово-промышленный характер. В нем находились к 1890 г. 52 фабрики, на которых работало 15 387 рабочих, что составляло больше трети его населения.

Посадский центр состоял из каменного здания, в котором размещались посадская дума, библиотека и общественный банк, и расположенной рядом торговой площади с лабазами, лавками 300 местных купцов. В посаде имелись также больницы для мастеровых и рабочих на 50 мест, училища и богадельня.

После отмены крепостного права жители села Иваново также стали «превращаться в фабричных рабочих. Однако вследствие сопротивления Шереметева, не желавшего терять свои вотчинные права, потребовалось 10 лет, прежде чем село и посад в совокупности получили права безуездного города    Иваново-Вознесенска.    Этот город, численность которого к 1890 г. составляла почти 54 тыс. чел., входил в состав Шуйского уезда, хотя население Шуи не насчитывало и 5 тыс. жителей.

Актуальные новости. Уральский федеральный округ.