Погоня за прибылями и капиталистическая конкуренция в условиях быстрого развития промышленности в России

Погоня за прибылями и капиталистическая конкуренция Строительство фабрик, заводов и складов приводило к ухудшению санитарного состояния городов: промышленные объекты часто строились выше города по течению реки или в гуще кварталов без учета направления ветров. В результате этого жилые районы города отрезались от реки или попадали в зону задымления.

Погоня за прибылями и капиталистическая конкуренция в условиях быстрого развития промышленности в России приводили к тому, что вокруг железных дорог и промышленных предприятий стихийно складывались новые жилые районы,  заселявшиеся рабочими. Они застраивались без всякого плана, как правило, деревянными домами в один или два этажа.

[ad#centre]

Говоря о рабочих окраинах, следует отметить крайне тяжелое положение рабочего класса в целом. Рабочий день на фабриках достигал 12-13 ч при крайне низкой заработной плате. Помещения фабрик были грязными и темными. Несоблюдение техники безопасности постоянно грозило жизни и здоровью рабочих и работниц, а особенно работавших детей, число которых было весьма значительно. Внешний облик рабочих окраин обнажал все язвы, свойственные капиталистическому строю в целом.

Ужасающая картина отражалась в отчетах санитарной инспекции, которая периодически проводила выборочные обследования промышленных городов России. В одном из них рассказывалось об одном из крупнейших угольных и металлургических центров — Юзовке: «Внешние санитарные условия поселка благоприятствуют зарождению и развитию болезней: базар и улицы содержат нечистоты, смрадный, удушливый дым и гарь с завода и рудников смешиваются с угольной и известковой пылью, с миазмами от нечистот в балке и от разлагающихся на площади и улицах органических отбросов и портят воздух в весьма значительной степени… «Балаганы» (жилища мелких служащих и части квалифицированных рабочих — авт.) представляют собой довольно длинные, здания с несколькими жилыми отделениями, большими и малыми, но внутри их грязно и они до тесноты наполнены жильцами. «Каюты» (жилища рабочих — авт.) лепятся по окраинам, по берегу реки Кальмиуса и вообще в отдалении; «каюты» — просто землянки, низкие, невзрачные; есть из них такие, что сразу их не заметишь, — так невелико их возвышение над поверхностью земли».

Одной из характерных особенностей фабричного быта в России было устройство на крупных предприятиях особых жилых помещений для рабочих (казарм) с общими спальнями, в которых нередко настилались нары, иногда в два яруса. Спальни и каморки были переполнены жильцами, а при сменной работе спальные места служили двойному «комплекту» рабочих.

Таким образом, интенсивное городское строительство в пореформенной России, протекавшее по большей части без единого архитектурного замысла, привело к образованию огромного количества новых жилых и промышленных образований, почти полностью видоизменивших общий архитектурный облик большинства городов. Что же касается городской планировки, то здесь дело обстояло несколько иначе.

Первоначально регулярные планы большинства городов служили планировочной основой их быстрого развития, однако по мере многократного увеличения городской территории планировкой оказывались охвачены лишь исторические центральные районы. Но и в центрах пространственная система улиц и площадей начинала входить в конфликт с новой функциональной и социальной структурой. Что же касается новых жилых и промышленных районов, то они настоятельно требовали своей планировочной организации.

Градостроительная деятельность пореформенной России была направлена по двум руслам: благоустройство и реконструкция старых городов и строительство новых.

В качестве одного из характерных примеров развития города с большим историческим прошлым следует назвать Киев, который во второй половине XIX в. превратился в крупный административный и культурный центр Украины. Киев к этому времени значительно вырос в основном, западном направлении в сторону железной дороги, где на месте старых предместий и деревень возникли рабочие районы — Лукьяновка, Шулявка, Демиевка, Соломенка и др. В этом же направлении стал развиваться и центр города, не умещавшийся уже в пределах Старокиевской горы и Крещатика.

Особое значение в этот период приобрел Бибиковский бульвар, начинавшийся на площади Богдана Хмельницкого и проходивший в северо-западном направлении, переходя в Брест-Литовское шоссе. На пересечении Бибиковского бульвара с Владимирской улицей, также изменившей свой облик, образовался крупный по своим масштабам новый учебно-просветительский центр Киева. Здесь среди обширного зеленого массива, часть которого занимал Ботанический сад, еще в 1837- 1842 гг. был построен университет св. Владимира по проекту В. И. Беретти — монументальное здание с восьмиколонным ионическим портиком. В состав университета входил Анатомический музей, с ним были связаны также и находившиеся рядом клиники. Напротив университета по Бибиковскому бульвару и в прилегающих кварталах располагались крупные казенные и частные гимназии, педагогический музей, а также Городской театр на Большом Владимирском проспекте. По диагонали от университета на другом углу перекрестка к концу XIX в. был возведен большой объем Владимирского собора (архит. А. В. Беретти и др.), а к юго-востоку от университета возникли многочисленные медицинские и военно-учебные учреждения: больница, госпиталь, фельдшерская школа, юнкерская школа и др.