Городская реформа

Городская реформаВ отличие от дореформенных сословных городских учреждений новый закон объявил их формально всесословными. В статье 17 указывалось, что «Всякий городской обыватель, к какому бы сословию он ни принадлежал, имеет право голоса в собрании гласных» при следующих четырех условиях: 1) российское подданство; 2) возраст не менее 25 лет; 3) владение установленным имущественным цензом и 4) отсутствие недоимок по городским сборам. Однако принятая система выборов городских гласных автоматически обеспечивала большинство в городской думе представителям крупной буржуазии и дворянам.

Так, в избранных по закону 1870 г. городских думах первого четырехлетия дворяне и чиновники составляли   15 %   всех гласных,  купцы — 50 % и мещане — 35 %.

[ad#centre]

В 1882 г. доля дворянства возросла до одной трети (33%), купечества — до 54% (т.е. свыше половины), а доля мелкобуржуазных слоев населения сократилась в 2,5 раза и составила лишь 13 %. От выборов в городские думы было полностью отстранено подавляющее большинство жителей города, не имевших установленного имущественного ценза, т. е. горожане, снимавшие жилые помещения и не владевшие домами и землями. К ним относились рабочие, ремесленники, домашняя прислуга, мелкие служащие, а также лица умственного труда — инженеры, врачи, преподаватели и т. д.

Функции городского общественного управления были ограничены хозяйственными вопросами, к которым относились городское общественное хозяйство и внешнее благоустройство города, содействие в обеспечении населения продовольствием (устройство рынков, базаров), меры против пожаров и других бедствий, устройство водопровода и канализации, попечение о развитии торговли и промышленности, охрана «народного здравия» (устройство больниц, содействие полиции в проведении санитарно-гигиенических мероприятий), меры против нищенства (учреждение благотворительных заведений), меры по развитию народного образования (учреждение школ и т. п.).

Финансы городской думы были чрезвычайно ограничены. Источником поступлений были мизерные налоги с недвижимого имущества и домов, торговых и промышленных заведений. За вычетом расходов на содержание местной администрации и полиции оставались небольшие суммы на удовлетворение всех прочих нужд городского хозяйства и благоустройства, народного образования и медицины.

Вначале городская реформа распространилась лишь на города коренных русских губерний европейской части России и Сибири. В белорусско-литовских губерниях и Правобережной Украине этот закон вступил в действие только с 1875 г., а в Прибалтике — с 1877 г. На Кавказе новое Городовое положение стало постепенно вводиться в нескольких крупных городах начиная с 1875 г., в Средней Азии оно было введено в 1877 г. только в Ташкенте.

В целом, несмотря на всю половинчатость и ограниченность, реформа 1870 г. в известной степени отвечала потребностям капиталистического развития городов, способствовала некоторому улучшению их благоустройства. Она была шагом вперед по сравнению с дореформенной сословной организацией городского управления. Но даже такая ограниченная буржуазная городская реформа не могла долго просуществовать в условиях абсолютистского строя: «Всемогущая чиновничья клика не могла ужиться с выборным всесословным представительством и принялась всячески травить его»1. 11 июня 1892 г. было принято новое Городовое положение, которое значительно расширяло права губернатора. Ни одно из решений городской думы не могло было быть приведено в исполнение без одобрения губернской администрации. Новый избирательный закон резко сократил число избирателей вообще. Высокий имущественный ценз привел к тому, что в составе городских дум были представлены исключительно лишь крупные домовладельцы,  торговцы  и  фабриканты.

Согласно Городовому положению, города получили право издавать свои «обязательные постановления», в основном касавшиеся благоустройства и застройки, т. е. «содержания в исправности и устройстве состоящих в ведении общественного управления улиц, площадей, мостовых, набережных, пристаней, бечевников, тротуаров, общественных садов, бульваров, водопроводов, сточных труб, каналов, прудов, канав, мостов, гатей и переправ, освещение городского населения». Что же касается реконструкции городов и нового строительства, то в обязанности городских дум входило лишь «попечение о лучшем устройстве населения по утвержденным планам». Составление и утверждение планов городов находилось в ведении созданного в 1865 г. при Министерстве внутренних дел Технико-строительного комитета (сменившего собой Главное управление путей сообщений и публичных зданий). В задачи Технико-строительного комитета входили рассмотрение, исправление и проверка всех присланных планов городов и определение смет, а также наблюдение за строительством шоссейных и железных дорог и других инженерных сооружений.

На местах действовали строительные отделы, созданные при губернских и областных правлениях, в состав которых входили губернский инженер, губернский архитектор, два помощника и техник. В их функции входили составление проектов, смет, контроль за производством работ и т. д. Строительным отделениям не подведомственны были дворцовые и церковные постройки, крупные учебные и благотворительные здания, военные объекты, порты, таможни, банки, конторы, а также здания горных заводов и соляных магазинов, строительством которых ведали другие   министерства   и   ведомства.